ЛОТ №05 (6)

Большое Куземкино и его окрестности. Часть вторая. Прибрежная. «Пост №20» (Укреппозиция «Усть-Луга»).

Вернувшись к зданию Куземкинской администрации, мы меняем свой настрой и от лирического созерцания природы и остатков дворянских имений 19 века на «машине времени» мысленно перенесемся в другую, куда более жесткую эпоху 30-х годов прошлого века.

Для СССР – это не только период, коллективизации, коренной перестройки промышленности, но и время масштабного перевооружения армии и флота. Все это в полной мере испытала и Ленинградская область, чья территория в силу своего приграничного статуса и соседства с «городом трех революций» превратилась в объект особого внимания советских и партийных органов. Именно 30-е годы проходят под знаком  масштабного военного строительства как по линии Ленинградского военного округа (ЛВО), так и Краснознаменного Балтийского флота (КБФ). Учитывая, что в качестве наиболее вероятных вариантов ведения боевых действий моделировалось вторжение противника с западных рубежей страны, особое внимание было уделено строительству оборонительных объектов в приграничной местности (напомним, тогда Эстония являлась независимым государством, причем государственная граница проходила по территории нынешнего Кингисеппского района чуть западнее реки Луга). Таким образом, нынешние Куземкинские окрестности являлись самым что ни на есть пограничным форпостом СССР у эстонской границы.

Государственная граница Эстонии и СССР у реки Россонь.

Фрагмент государственной границы Эстонии и СССР у реки Россонь. 1932 г. Из фондов Куземкинского краеведческого Музея

Советско-эстонская граница

Тригонометрическая вышка на советско-эстонской границе. 1920 г. Из фондов Куземкинского краеведческого Музея

Это обстоятельство и предопределило размещение значительного числа военных объектов, часть из которых сохранились до наших дней. Для лучшего понимания того, что нам придется увидеть, приведем небольшую историческую справку.

Справка

Понятие укрепленного района возникло в ходе Гражданской войны, когда Красная армия с помощью укрепрайонов полевого типа прикрывала подступы к важнейшим промышленным центрам страны. Они представляли собой оборудованный в инженерном отношении район местности для обороны в виде узлов сопротивления долговременных укреплённых позиций, находящихся во взаимодействии и образующих общую группу. Выполняя функцию сковывания противника на отдельных участках фронта или всем фронте, они создают возможность сосредоточения крупных сил и средств для нанесения врагу сокрушительных ударов на других направлениях. В этом качестве укрепленные районы пришли на смену системе укрепления границ линиями крепостей, доминировавших до конца Первой мировой войны. Выполнив свои функции в ходе Гражданской войны, впоследствии укрепрайоны полевого типа были расформированы.

Новый импульс к строительству укрепрайонов был получен в межвоенный период времени. Опыт Первой мировой войны показал, что с развитием автоматического стрелкового оружия и усиления огневого воздействия артиллерии стало бессмысленно сосредотачивать значительные силы обороняющихся на небольшой территории: они могли быть легко заблокированы и уничтожены. Напротив, прогресс в области оружия сделал возможным отказ от внушительных фортификационных сооружений и создание куда более компактных огневых точек, основной единицей вооружения которых становился пулемет. Это и положило начало формированию укрепленного района как нового типа фортификации. Его основными отличиями от крепостей являлись рассредоточение позиций обороняющихся войск на большой территории и открытый тыл, а главной составной частью — замаскированные на местности компактные железобетонные сооружения (ДОТы, ДЗОТы), дополненные различного рода инженерными заграждениями.

Фактически на местности формировалась достаточно протяженная полоса укреплений, которую надлежало оборонять гарнизонами, объединенными в отдельные пулеметно-артиллерийские батальоны (ОПАБы), которые взаимодействовали бы с общевойсковыми частями и соединениями, обеспечивающими полевое заполнение.

На базе теории укрепрайонов, разработанной советским инженером-фортификатором Сергеем Александровичем Хмельковым, было принято решение считать «укреплённый район» основной формой фортификационной подготовки границ государства к войне. В развитие этого решения в 1928 году было начато строительство первых тринадцати укрепрайонов на направлениях повышенной угрозы, ведущих вглубь территории страны. Впоследствии эта линия обороны получила название «Линия Сталина».

Хмельков Сергей Александрович

Своим теоретическим оформлением концепция укрепрайонов обязана Сергею Александровичу Хмелькову

Необходимость создания такой линии проистекала из военной доктрины, исходившей из повышенной вероятности ведения войны на западных рубежах страны с коалицией соседних государств. Учитывая  тот факт, что потенциальный противник мог мобилизовать свою армию и нанести удар быстрее, чем Красная Армия смогла бы отмобилизоваться и сконцентрировать войска в приграничных районах, требовалось создать практически вдоль всей западной границы систему укрепленных районов для задержки наступающего противника.

В число первых тринадцати укрепрайонов вошел и Кингисеппский укрепленный район (КингУР). Первоначально он состоял из двух укрепленных позиций – Кингисеппской и Усть-Лужской. В рамках путешествия по Куземкинским окрестностям нас будет интересовать именно Усть-Лужская укрепленная позиция, впоследствии получившая кодовое обозначение «Пост №20».

Первоначально Усть-Лужская укреппозиция имела основным предназначением недопущение распространения высадившегося на побережье Нарвского залива десанта противника далее, на Кургальский полуостров. Однако впоследствии на фоне масштабного строительства объектов береговой обороны Балтийского флота, проводившегося в 30-е годы, значимость «Поста № 20» еще больше возросла: в его задачу ставилось сухопутное прикрытие стратегических объектов береговой обороны, располагавшихся на северной оконечности Кургальского полуострова. Фактически именно нижнелужское левобережье и стало центром укрепленной позиции «Усть-Луга».

Весьма интересным представляются организационные изменения, происходившие в составе укреппозиции «Усть-Луга». Вначале она являлась составной частью Кингисеппского укрперайона и входила в состав Ленинградского военного округа (ЛВО).

К концу 1932 года она насчитывала 17 железобетонных объектов. Все они были сгруппированы в 4 оборонительных района, три из которых находились на левом берегу Луги (именно они и станут основным объектом исследования в ходе второй части нашей поездки).

В 1933 году Усть-Лужская позиция была передана в состав Краснознаменного Балтийского флота, став составной частью Ижорского сектора Береговой обороны Балтийского моря. который в дальнейшем был преобразован в Ижорский укрепленный район. В 1936 г. для обороны строящейся базы флота «Ручьи» в Лужской губе «Пост №20» был передан в состав Лужского укрепленного сектора, а в 1938 г. в ходе дальнейшей реорганизации этот сектор был переформирован в Западный укрепленный район (ЗУР). Наконец, в мае 1939 г. Усть-Лужская укреппозиция была передана обратно из состава Балтийского флота в состав Ленинградского военного округа и объединена с Кингисеппской укреппозицией, образовав, таким образом, единый Кингисеппский укрепрайон (КингУР). Причиной такого шага стало отсутствие у флота собственных сухопутных частей для обороны все возраставшего количества объектов береговой обороны.

БольшеКуземкинский батальонный район обороны

Схема расположения огневых точек БольшеКуземкинского батальонного района обороны.

Структурно «Пост №20» состоял из нескольких оборонительных районов, один из которых — Куровицкий взводный район – находился на правом берегу Луги и непосредственно примыкал к Кингисеппской укрепленной позиции. Основная же часть построенных огневых точек находилась на лужском левобережье, протянувшись от реки Мертвицы до деревни Кирьямо. При этом большая часть огневых точек была возведена вдоль береговой террасы Нарвского залива, образовав три района обороны. Центральным районом считался БольшеКуземкинский, единственный в составе «Поста №20», имевший статус батальонного района обороны. С севера к нему примыкали два взводных района – Струповский  и Кирьямовский. Огневые точки были расположены таким образом, чтобы взять под контроль многочисленные лесные грунтовые дороги, по которым неприятель мог бы продвигаться на север Кургальского полуострова. Напомним, что именно в северной части полуострова в 30-е годы были возведены четыре стрельбовые позиции железнодорожных транспортеров («объект 300», «объект 500», «объект 600»), соединенные железнодорожной веткой Усть-Луга-Курголово-Вейно; стационарная артиллерийская батарея № 212 на Кургальском мысе; аэродром сухопутной авиации Липово и гидроаэродром Вейно; неподалеку также размещалась узловая железнодорожная станция Усть-Луга. К тому же все эти объекты в конце 30-х годов связывало построенное шоссе «Курголовское кольцо» («объект 107»), вымощенное «каменной одеждой».

Если же неприятельский десант попытался бы высадиться в тылу полуострова – Лужской губе – то там его поджидали бы корабли, базировавшиеся в Кронштадте и военно-морской базе «Ручьи», артиллерийские и железнодорожные батареи, построенные на Сойкинском полуострове (стационарная артиллерийская батарея № 211), а также авиация флота, чьи аэродромы располагались по всей протяженности Ижорской возвышенности и на основных озерах Кингисеппского района.

Ход военных действий на территории «Поста №20» в значительной мере продолжает оставаться «белым пятном» военной истории Ленинградской области. Судя по тому факту, что большинство огневых точек сохранились достаточно хорошо, можно предположить, что активных боев на территории Усть-Лужской укреппозиции не велось: в августе 1941 года советские войска отступили в направлении железнодорожной станции Усть-Луга после подавления немецкими войсками огневых позиций  Кингисеппского укрепрайона на правом берегу Луги. При этом ДОТы остались неподорванными. Удивительно, но аналогичная ситуация сложилась и в начале февраля 1944 года, когда такое же «равнодушие» к судьбе бетонных сооружений проявили отступавшие немецкие войска. В результате на сегодняшний день большинство металлических конструкций ДОТов не сохранилась. В остальном же следует признать относительно неплохую сохранность железобетонных конструкций, внешний вид которых сегодня мало чем отличается от их состояния военных лет.

В ходе поездки мы встретимся с тремя основными видами огневых точек.

ДОТы (категория защиты М1-М3)

Указанная группа ДОТов являлась основной боевой единицей Усть-Лужского укрепрайона. Все ДОТы были одноэтажными, с двумя или тремя амбразурами и предназначались для ведения фронтального пулеметного огня. На вооружении состояли пулеметы деревянных казематных станках со своей системой водяного охлаждения и вентилятором газоотсоса. Пулеметные амбразурные узлы прикрывались бронезаслонками, которые во время боя откидывались вверх вовнутрь и в этом положении не обеспечивали полную защиту гарнизона ДОТа от пуль, осколков и, особенно, от огнеметов противника. Амбразуры обеспечивали сектор обстрела 60–70 градусов. Для гидроизоляции ДОТы покрывались битумом, поверх которого могла наноситься маскирующая окраска. Маскировались огневые точки, в большинстве своем, под рельеф местности земляной обсыпкой. Основной отличительной чертой ДОТов «Поста № 20» являлось наличие в горжевой части маленькой пристройки — технического помещения с отдельным входом. Там хранился дополнительный боезапас, провиант, хлорная известь для дегазации. Системы подземных ходов сообщений между собой огневые точки не имели.

ЛОТы (категория защита М4)

Неподалеку от боевых ДОТов строились ложные фортификационные сооружения (ЛОТы), по сути своей, представлявшие макеты боевых ДОТов. От своих собратьев они отличались более скромными размерами и меньшей толщиной стен, наличием открытого входа и больших проемов вместо амбразур. В количественном плане они составляли треть всех возведенных огневых точек первой очереди «Поста №20».

ЛОТы строились  из неармированного бетона, обеспечивая противоосколочную защиту. Предполагалось, что при приближении противника, бойцы откроют из такой точки огонь из ручного пулемета, а потом быстро покинут сооружение, подставляя его под расстрел противником для отвлечения вражеского огня от боевых ДОТов. Кроме того, ЛОТы демаскировали таким образом, чтобы противник мог заметить их при проведении авиаразведки.

Железобетонные огневые точки (ЖБОТы).

ЖБОТы представляли собой сборные из блоков железобетонные огневые точки различных конструкций. На территории Усть-Лужской укреппозиции ЖБОТы появились значительно позже, нежели ДЗОТы и ДОТы. Точную дату появления пока установить не удалось, но согласно пятилетнему плану развития ЗУРа, опубликованному в начале 1939 года, предусматривалось строительство ЖБОТв районе деревень Мертвица (2 штуки), Куровицы (2 штуки), Большое Куземкино (7 штук), Кирьямо (2 штуки), Волково-Арсия (3 штуки). К строительству предполагались ЖБОТы на 2 или 3 пулемета, обеспечивающие защиту от 76 мм артиллерийского снаряда. Учитывая эти факты, представляется наиболее вероятным определить период появления ЖБОТов на территории «Поста № 20» в 1939-1941 годы.

ЖБОТ. Деревня Мануйлово. Кингисеппский район.

Примером может служить ЖБОТ Ки-13, входивший в состав Лужского рубежа. Сейчас находится рядом с братской могилой в деревне Мануйлово Кингисеппского района.

Во время боевых действий указанные фортификационные сооружения дополнялись временными огневыми точками – ДЗОТами (Деревоземляная огневая точка). Они представляли собой землянки, поверх которых располагались накаты из бревен, засыпанные грунтом. ДЗОТ возводился в короткие сроки из подручных средств и был предназначен исключительно для ведения огня. В силу своей недолговечности ДЗОТы не могли составлять основу приграничного долговременного укрепрайона, составной частью которого являлась Усть-Лужская укреппозиция. Наш визуальный осмотр окрестных лесов не позволил однозначно идентифицировать места их расположения; впрочем, во время поездки нам будут попадаться на глаза остатки траншей и воронкообразные углубления.

Теперь, проникнувшись духом ушедшей эпохи и вооружившись теоретическими сведениями, можно смело двигаться в путь. Вдобавок ко всему нам представится шанс насладиться уникальной природой Нижнего Прилужья и полюбоваться «прибалтийскими пейзажами»: песчаными дюнами, белым песком побережья, высоким стройным сосновым лесом. Красота!

Куземкинский батальонный сектор (район) обороны. Побережье Нарвского залива. «Высота 13,3».

По своей сути Куземкинский долговременный батальонный район обороны был призван  прикрывать со стороны эстонской границы основной узел грунтовых дорог с переправой через реку Лугу в Большом Куземкино, служащих подступом на Кургальский полуостров и железнодорожную станцию Усть-Луга. Район включал в себя 4 ОТ М1 (№№ 104 107 110 108), 3 ОТ М2 (№№ 109 113 115), 4 ОТ М3 (№№ 112 111 114 116) — все двухамбразурные, за исключением ОТ 115 113 104 (трехамбразурные), а также один командно-наблюдательный  пункт типа Б трехамбразурный (№105) и 6 ЛОТ типа М4  (№№ 07 011 010 013 05 06) — все трехамбразурные. Основное направление огня района было сориентировано на «Высоту 13,3» и на деревню Ропша. Фактически система огневой обороны батальонного района должна была стать круговой с основным направлением огня на запад и юго-запад в сторону государственной границы.

По факту огневые точки Куземкинского оборонительного района расположились треугольником к западу от деревни на участке, ограниченном с севера линией параллельно «Высоте 13,3», с запада — Нарвским заливом, с юга — границей до деревни Ропши и с востока — деревнями Ропша и Большое Куземкино…

Ну а нам пора в путь! Сразу за зданием администрации из деревни берет начало грунтовая дорога, уводящая нас в лес. В военных документах она обозначается как грунтовая дорога «Большое Куземкино – Высота 13,3».

грунтовая дорога Большое Куземкино - пляж

Так начинается дорога, ведущая нас от деревни к ДОТам и побережью Нарвского залива

Первые метры пути окружающая местность носит равнинный характер, но очень быстро мы замечаем, как слева по ходу движения местность начинает возвышаться над нами. Очень скоро мы можем посмотреть на нашу дорогу сверху вниз.

грунтовая дорога Большое Куземкино - пляж

Постепенно рельеф начинает меняться

грунтовая дорога Большое Куземкино - пляж

И скоро на нашу дорогу можно посмотреть сверху вниз

грунтовая дорога Большое Куземкино - пляж

Дорогу окаймляет лес, растущий на песчаных холмах

Одновременно с этим мы замечаем, как меняется грунт: на смену твердой укатанной песчаной колее, характерной для равнинной части лесного массива и пригодной для движения любых видов транспорта, приходит сыпучий песок, характерный для кряжа и его отрогов. В предвоенное время это создавало определенные затруднения для движения колесного и даже гусеничного автотранспорта.

грунтовая дорога Большое Куземкино - пляж

На смену укатанному грунту приходит сыпучий песок

грунтовая дорога Большое Куземкино - пляж

Сыпучий песок — не самое лучшее покрытие для велосипеда

В наше время это несколько затрудняет движение на велосипедах, оно становится сложнее, приходится чаще спешиваться или двигаться в объезд по лесным тропинкам.

Но нам хочется поскорее увидеть огневые точки, поэтому поскорее возобновляем движение на запад.

Вскоре наши усилия вознаграждаются: по левую сторону от дороги нас поджидают сразу два объекта. Первый – ЛОТ № 013.

«Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Первый силуэт огневой точки за время нашей поездки!

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Это — ЛОТ № 013.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ЛОТ достаточно легко распознаваем и демаскирован.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Вид с тыла

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ЛОТ № 013. Фотографируем со всех сторон.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Последнее фото снаружи…

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ЛОТ № 013. Вид изнутри.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ЛОТ № 013. Вход в каземат.

Рядом с ним неподалеку можно заметить ЖБОТ КИ-14.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ЖБОТ КИ-14 выглядит куда скромнее своего соседа.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ЖБОТ КИ-14

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Надписи выглядят куда моложе самого ЖБОТа…

Чуть далее по ходу движения, на этот раз справа заметен ЛОТ №06

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Справа по курсу — ЛОТ № 06.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ЛОТ № 06 слегка зарылся в землю…

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Вокруг ЛОТа — стройный сосновый лес.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

А сверху — мох и молодые деревца

Проезжаем еще немного вперед, и слева буквально вздымается ввысь поросший редкими деревьями природный холм. Это и есть «Высота (Отметка) 13,3» — доминирующая высота среди череды возвышенностей дюнного происхождения, тянущихся вдоль российской террасы Нарвского залива. Совокупность этих возвышенностей и образует массив, на котором расположен Куземкинский сектор обороны.

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

Поднимающийся слева природный холм — «Высота 13,3». Доминанта окружающей местности.

У подножия высоты со стороны дороги легко просматривается ЛОТ №05

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ЛОТ № 05 примостился на одно из склонов холма

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ЛОТ № 05. Вид изнутри «украшают» дембельские надписи.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Вид на ЛОТ № 05 сверху. Весьма эффектно…

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Еще немного ЛОТа № 05…

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Здесь же, рядом можно найти остатки некогда существовавшего проволочного заграждения.

"Высота 13,3"

Остатки некогда ограждавшей военные объекты проволоки.

Чуть выше по склону холма располагаются куда более «молодые развалины» построек, коих вокруг достаточно много.

Воинская часть в районе Большого Куземкино

«Высота 13,3» насыщена развалинами военных объектов

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Многим из них поросли молодым лесом и от этого выглядят еще более загадочно

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Загадочные цифры…

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Здесь также можно встретить остатки труб и перекрытий

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Без дембельских надписей в воинской части не обойтись…

Воинская часить в районе Большого Куземкино

И еще надписи…

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Развалины на любой вкус: есть и кирпичные…

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Склоны вершины состоят из сыпучего песка

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Еще одна спрятавшаяся в траву труба

Судя по открытым данным из сети интернет, здесь находилась стартовая площадка зенитного ракетного комплекса «С-75 Двина». По другую сторону дороги напротив «Отметки 13,3» располагался жилой городок зенитного ракетного дивизиона. Указанные сооружения входили в советскую систему передового реагирования на воздушный удар с Запада. По рассказам местных жителей в советское время на счету зенитчиков – сбитый самолет-нарушитель границы. Возможно, со временем правду о буднях воинской части можно будет узнать из военных архивов.

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Можно еще немного пройтись по вершине…

Воинская часить в районе Большого Куземкино

…и достичь отдельно стоящих развалин, весьма похожих на бывший командный пункт.

Воинская часить в районе Большого Куземкино

«Входная группа»

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Внутри не слишком презентабельно

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Надписи…они — повсюду

Воинская часить в районе Большого Куземкино

Весьма объемное сооружение

Здесь же на Высоте скрывается, пожалуй, самый примечательный объект – трехамбразурный ДОТ №105, служивший Командным наблюдательным пунктом (КНП). По этой причине ДОТ был крупнее своих собратьев по Усть-Лужской позиции.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

На вершине природного холма разместился ДОТ № 105

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Сзади к нему пристроено куда более современное сооружение

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ДОТ № 105 имел статус командного наблюдательного пункта (КНП)…

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

… и по этой причине выглядел куда более внушительно своих «коллег» по Усть-Лужской укреппозиции.

Осмотрев остатки военных сооружений, оглядимся вокруг. Даже сейчас с Высоты открывается красивый вид на окрестные места!

Окрестности Большого Куземкино

С «Высоты 13,3» хорошо видна дорога, по которой мы приехали…

Окрестности Большого Куземкино

…отрог песчаного холма, по которому мы взбирались…

Окрестности Большого Куземкино

… да и вообще ,здесь очень красиво!

В предвоенные годы, когда в рамках военного строительства проводилась частичная расчистка леса, обзор окружающей местности был еще более впечатляющим: с «Высоты 13,3» можно было увидеть эстонский берег Нарвского залива, группу соседних деревень – Кирьямо, Струпово, Новая, Малое Куземкино; частично — берега Луги, в том числе, завод в Усть-Луге и даже высоты Сойкинского полуострова и мыса Колгомпя. Фактически на предельных дистанциях дальность видимости в тыл достигала 40 километров! В то же время указанная видимость не давала особых выгод в военном отношении, все пространство между объектами видимости было заполнено сплошным лесом, не позволявшим наблюдать в нем какое-либо движение. Также лесной маской было скрыто и расположенное по соседству побережье Нарвского залива, хотя от гряды высот до него рукой подать (этот путь мы вскоре проделаем).

Насладившись видами и осмотрев КНП, мы постепенно спускаемся вниз в сторону перекрестка дорог и чуть ниже видим еще один ДОТ – на этот раз под номером 104.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

На другом склоне холма нас поджидает еще один военный объект…

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Это — ДОТ № 104.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ДОТ № 104 изрядно «вкопался» в песок…

Оказавшись на перекрестке дорог, мы поворачиваем на юг, на дорогу «Кирьямо-Высота 13,3-Госграница» и двигаемся вдоль подножия плавно понижающихся возвышенностей. Именно здесь, вдоль дороги, и располагается основной массив ДОТов Куземкинского батальонного района обороны. Напомним, что на участке Большое Куземкино-Высота 13,3 нам попадались лишь ЛОТы, что лишний раз говорит о значении направления «север-юг» вдоль Нарвского залива и ориентации на возможный прорыв противника именно с южной стороны.

Однако первым справа по ходу движения мы вновь замечаем объект класса М4 — ЛОТ № 07.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ЛОТ № 07 — первый объект при движении на юг…

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

С тыльной стороны ЛОТ замаскирован грунтом.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ЛОТ № 07. Вход в каземат.

Чуть дальше, по ходу движения с левой стороны на склоне возвышенности располагается двухамбразурный ДОТ №107.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ДОТ № 107 располагается на склоне природного холма

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Вентиляционное отверстие ДОТа.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Караул устал и сломался…

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

С тыла ДОТ хорошо замаскирован грунтом…

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Прощальный снимок ДОТа № 107.

Проехав еще немного, мы делаем своеобразный «хет-трик»: практически подряд друг за другом следуют  ЛОТ №010, ЖБОТ Ки-15 и ДОТ №110.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ЛОТ № 010

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Снаружи ЛОТ почти полностью покрыт мхом

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

В каземате ЛОТа.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Вход в каземат.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Вид ЛОТа снаружи.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

У перекрестия грунтовых дорог расположилась очередная огневая точка.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Это — ДОТ № 110.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Сразу видно его внешнее отличие от ЛОТа…

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Это — наличие пристройки к каземату.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Наличие маскировки в виде грунтовых холмов — отличительный признак ДОТов. Маскировка — превыше всего!

А вот далее нам попадаются более интересные экземпляры – разрушенные ДОТы №№ 108 и 109. В отличие от своих предшественников они расположены не вдоль самой дороги, а чуть выше по склону возвышенностей.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Перемещаясь между огневыми точками, не упускаем случая полюбоваться прекрасными лесными пейзажами.

ДОТ №109 носит явные следы подрыва изнутри.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Необычный контур сразу привлекает наше внимание.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Подойдя вплотную, становится понятна причина необычного внешнего вида.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ДОТ подорван.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Характер подрыва говорит о том, что его причину следует искать внутри.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Взрыв был довольно сильным.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Благодаря взрыву, мы можем осмотреть «начинку» ДОТа.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Невооруженным глазом видна стальная арматура, прятавшаяся в бетонных конструкциях.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Место, где располагался вход в каземат.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Разрушительная картина…

Чего не скажешь о ДОТе №108, на внешней стороне которого четко прослеживаются следы поражения артиллерийскими снарядами.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ДОТ № 108 расположился на верхушке небольшого холма…

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

… и носит явные следы попадания снаряда.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Вход в каземат ДОТа № 108.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Характер повреждений ДОТа отличается от предыдущего случая…

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

… и это видно невооруженным глазом.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Видимо, они вызваны попаданием снарядов.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

В то же время окончательного разрушения огневой точки не произошло.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Вид на ДОТ № 108 с юго-западной стороны.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Вокруг ДОТа успели вырасти деревья.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Внутри ДОТа № 108.

 

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

«Велоселфи» на фоне ДОТа № 108.

ДОТ №108 являлся самым южным ДОТом Куземкинского сектора обороны, располагаясь в непосредственной близости от бывшей советско-эстонской границы.

Еще два разрушенных ДОТа – двухамбразурный №111 и трехамбразурный №112 – находятся на возвышенности, северо-восточнее ДОТа №110, который мы недавно проехали.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ДОТ № 111.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Он также серьезно поврежден.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Характер повреждений говорит о возможном подрыве изнутри.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Среди деревьев просматривается ДОТ № 112.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Некоторые из деревьев «прикорнули» прямо на ДОТе…

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

…а некоторые выросли прямо внутри него.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Видимо, сильный оказался взрыв.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Взрывной волной некоторые части ДОТа откинуло на несколько метров.

Между ними располагается ЛОТ №011. Фактически эта троица находится внутри треугольника грунтовых дорог.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Закопавшийся в грунт ЛОТ № 011.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Его можно заметить, лишь подойдя достаточно близко.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Внутри ЛОТа № 011.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ЛОТ № 011. Вход в каземат.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

«И на камнях растут деревья»

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ЛОТ № 011 — прощальный снимок.

Таким образом, все подорванные ДОТы прикрывали Куземкинский сектор обороны с юга, хотя выборочный подрыв огневых точек, а также их разный характер все равно продолжает оставаться загадкой.

После осмотра ДОТов можно вернуться той же дорогой на уже знакомый нам перекресток дорога в районе «Высоты 13,3». Тем же, кто никуда не торопится, можно посоветовать после ДОТа № 108 свернуть на восток и двинуться в сторону Большого Куземкино. Уже на самых подступах к деревне нас ждет еще один военный объект – трехамбразурный ДОТ №113.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ДОТ № 113…

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

…расположился неподалеку от деревни Большое Куземкино.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Отверстие для вентиляции.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

И грибочки неподалеку…

 

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Дерево для маскировки.

После его осмотра двигаясь на север, мы вновь попадаем на уже знакомую нам грунтовую дорогу «Большое Куземкино — Высота 13,3» незадолго до самого первого объекта – ЛОТа №013, после чего вновь едем в направлении воинской части до перекрестка дорог.

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

Описав треугольник, мы снова возвращаемся в военный городок…

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

О существовании городка напоминает изменившееся полотно дороги.

На этот раз, достигнув перекрестка, можно получше осмотреть развалины военного городка, находящиеся по другую сторону дороги напротив «Высоты 13,3».

Воинская часть в районе Большого Куземкино

Развалины построек военного городка.

Воинская часть в районе Большого Куземкино

Остатки построек военного городка.

Воинская часть в районе Большого Куземкино

Дорога плавно огибает «Высоту 13,3».

Воинская часть в районе Большого Куземкино

Развалины располагаются прямо вдоль дороги слева…

Воинская часть в районе Большого Куземкино

… и справа.

Воинская часть в районе Большого Куземкино

Некоторые из них находятся чуть глубже в лесу…

 

Воинская часть в районе Большого Куземкино

…другие — прямо при въезде на территорию городка.

Воинская часть в районе Большого Куземкино

Когда-то каждая из них выполняла свои функции, но теперь в разрушенном виде посреди соснового бора они выглядят несколько фантасмагорично.

Мы подробно познакомились с одним из главных объектов Усть-Лужской укреппозиции – Куземкинским батальонным районом обороны. Прежде чем двинуться на поиски соседних оборонительных районов, не упустим случая лишний раз побывать на великолепном побережье Нарвского залива. С этой целью на перекрестке дорог продолжим движение на запад.

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

Осмотрев БольшеКуземкинский оборонительный район, мы двигаемся на пляж Нарвсого залива.

«Берег морской волнуется песчаными буграми» (из «Статистического Описания Ямбургского уезда. 1840 г.)

Довольно быстро можно заметить, как меняется окружающий нас пейзаж. На смену  сухому сосновому лесу и песчаным дюнам приходит густой смешанный лес.

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

Пейзаж вокруг нас заметно меняется.

По пути на берег приходится преодолевать серьезные водные преграды в виде обширных луж, занимающих всю ширину грунтовой дороги.

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

Дорога на пляж непроста, приходится преодолевать немало водных преград…

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

причем создается впечатление, что здесь не обошлось без вмешательства человека.

Интересно, что в отчетах военных рекогносцировщиков указанный участок дороги характеризуется как проходимый для всех видов транспорта. Столь серьезное расхождение реальности с историческими документами наталкивает на мысль о том, что нынешнее состояние дороги на пляж носит рукотворный характер и вызвано стремлением ограничить поток автомобилистов, катающихся по пляжам Нарвского залива.

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

С целью максимально затруднить проезд по бокам от луж насыпаны кучи грунта.

Тем не менее, преодолев все сложности, мы, в конечном счете, попадаем на побережье.

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

Но нет таких преград, которые нельзя было бы преодолеть на велосипеде!

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

И вот мы въезжаем на пляж Нарвского залива.

О том, насколько красивы пейзажи побережья Нарвского залива, более подробно написано в этом очерке. Здесь лишь отметим, что максимально эффектный пляж располагается близ устья Наровы. Именно там, в районе Саркюля, красота белых песков достигает своего апогея на российском побережье.

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

За легкой дымкой Нарвский залив выглядит еще красивее.

Кстати, на плотность песков местного пляжа обращали внимание еще военные рекогносцировщики, изучавшие в 30-е годы возможности высадки неприятельского десанта. Ими было подмечено, что при водах среднего ординара и ниже образуется гладкий песчаный плотный пляж, допускавший движение не только колесных автомобилей, но и легких танков. Высадка десанта могла быть проведена  с подошедших на расстояние 200-500 метров от берега судов осадкой до двух метров. Сам же берег Нарвского залива в этих местах довольно пологий, с глубинами у уреза воды от 0,5-1 до 3,5 метров.

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

Традиционное пляжное» велоселфи»

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

Вид на побережье Нарвского залива на восток.

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

Нарвский залив — настоящее море в наших краях!

Полюбовавшись морским пейзажем, мы возвращаемся на уже знакомое нам пересечение дорог; теперь нам известно, куда ведут от него пути на запад (к Нарвскому заливу), восток (Большое Куземкино) и юг (параллельно береговой террасе, вдоль которой разместились  огневые точки). Осталось узнать, что скрывает за собой северное направление – дорога «Кирьямо-Высота 13,3». Туда мы и продвигаемся.

грунтовая дорога Большое Куземкино – пляж

Возвратившись назад, на перекрестке дорог мы поворачиваем налево и следуем на север в сторону деревни Кирьямо.

Струповский и Кирьямовский взводные районы обороны

Поначалу наш путь проходит по грунтовой дороге, отличающейся сыпучим песком. Вокруг – стройный сосновый бор. Удивительный красивый пейзаж!

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

Поначалу грунт дороги представляет собой сыпучие пески.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

Мы едем вдоль террасы, справа еще тянется песчаная возвышенность.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

Нет слов! Красота!

В конце «лесной части» дороги справа по ходу движения нам внезапно попадается на глаза знакомый силуэт бетонной коробки. Это – весьма хорошо сохранившийся двухамбразурный ДОТ №118, визитная карточка Струповского взводного оборонительного района Свое название район получил по наименованию располагающейся по соседству на шоссе старинной деревни Струпово, куда мы обязательно заглянем на обратном пути. Пока же обратим внимание на сам ДОТ.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

А вот и символ Струповского оборонительного района — ДОТ № 118.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Входная группа ДОТа.

Первоначально Струповский оборонительный район предполагалось сделать батальонным. Система огневой обороны батальонного района должна была быть  круговой с основным направлением огня на северо-запад на Кирьямо и на юго-запад на «Высоту 13,3». При этом кряж местных высот взводного района ни в одну сторону хорошей видимости не дает.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Вид на запад с ДОТа № 118.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

ДОТ сохранился достаточно хорошо.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Судя по всему, активного участия в боях он не принимал.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

 «Пост № 20». Укреппозиция «Усть-Луга». Огневые точки.

Можно попытаться зайти внутрь.

Однако позднее была избрана другая конфигурация обороны: основной акцент был смещен в сторону Куземкинского сектора, а статус Струповского района был понижен до взводного. В результате район состоял из трех двухамбразурных огневых точек: двух класса М3 (№№ 117 118) и 1 ОТ М4 (№017).

Практически сразу же после ДОТа №118  пейзаж меняется: лес по обе стороны отступает. Дорога на лесном участке становится более затруднительной для движения.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

Лес отступает…

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

Дорога из песчаной становится сугубо лесной, с укатанным грунтом вперемешку с ветками и шишками.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

Местами она напоминает полевую.

Вскоре у самой дороги нас встречает очередной объект Струповского оборонительного района – ДОТ №117.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

У дороги — ДОТ № 117.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

ДОТ весьма изрядно завален деревьями.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

Но вход в каземат найти можно.

Практически сразу же за ним – ЛОТ №017.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

ЛОТ № 017 имеет схожее окружение.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

Внутри ЛОТа № 017

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

ЛОТ № 017. Вход.

 

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

Очередное «велоселфи».

Миновав последнее сооружение Струповского оборонительного района, мы продолжаем двигаться по дороге далее на север, где располагался соседний Кирьямовский взводный оборонительный район  — самый северный  в рамках «Поста № 20» . На этом участке дорога становится заметно лучше.

Очередное "велоселфи".

К ДОТу выходит грунтовая дорога ,ведущая к деревне Струпово.

Очередное "велоселфи".

Дорога и впрямь становится удобнее для поездки!

Очередное "велоселфи".

Продвигаемся в сторону деревни Кирьямо.

Взводный район у деревни Кирьямо должен был обеспечивать непосредственно батареи береговой обороны Балтийского моря с юга перехватом подступов и дорог с юга и юго-запада. О значимости района говорит тот факт, что все точки взводного района у Кирьямо и точки батальонного района, расположенные на «Высоте 13,3» к югу были рассчитаны на сопротивление 8 дм. фугасного снаряда, а все остальные точки  — от одного попадания модернизированного 6 дм. полевого фугасного снаряда.

С военной точки зрения западный отрог Кирьямовских возвышенностей давал хорошую видимость побережья от Дома рыбаков на юг и Эстонского берега; а также севернее Дома Рыбаков. В северном же направлении от района Кирьямо все было закрыто лесом.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

Справа лесная маска сохранилась хорошо…

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

…чего не скажешь о левой стороне, носящей следы порубок.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

С приближением к Кирьямо дорога начинает подниматься в горку.

Примечательно, что, как и в случае с Куземкинскими высотами, несмотря на внушительную дальность обзора, самого берега, расстояние до которого чуть более километра, не видно. Мощная лесная маска, целенаправленно сохраненная при оборонном строительстве для целей маскировки сооружений укрепрайона, препятствует этому.

При подъезде к самой деревне Кирьямо мы чувствуем, как начинает меняться рельеф. Дорога поднимается вверх, а слева вместо поросшей молодым лесом равнинной местности открывается настоящий обрыв. Именно здесь на юго-западе, берет свое начало возвышенность, круто обрывающаяся к морю. Затем ее склоны следуют на север вдоль самого берега до деревни Курголово и далее на восток, возвышая тем самым центральную часть полуострова.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

Въезд в деревню Кирьямо сопровождается небольшой горкой.

Но вернемся к нашей поездке. При въезде в деревню важно не пропустить первый объект Кирьямовского взводного оборонительного района – ДОТ №102, спрятавшийся в кустах по левую сторону дороги.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

ДОТ № 102 — располагается слева у дороги.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

ДОТ замаскирован весьма неплохо.

Далее наш путь лежит через деревню Кирьямо. Ей, как и другим старинным деревням северной части Кургальского полуострова, мы впоследствии планируем посвятить отдельный рассказ. Сейчас лишь отметим, что Кирьямо располагается между двумя дорогами в стороне от шоссе и содержит ряд очень симпатичных домов.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

В деревне Кирьямо можно встретить фрагменты домов, построенные с помощью фирменной валунной кладки….

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

…но есть и деревянные дома.

Ближе к концу деревни надежно укрыт, пожалуй, самый труднонаходимый объект нашего путешествия – ЛОТ № 01. Чтобы его найти, придется спешиться и аккуратно спуститься вниз по обрыву. Не сразу можно и понять, что мы стоим на крыше бывшего объекта категории М4.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

ЛОТ № 01 — пожалуй, самый труднонаходимый объект «Поста № 20».

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

Деревенская дорога остается где-то там наверху.

грунтовая дорога Большое Куземкино – Кирьямо

Наверху ЛОТа № 01.

На выезде из деревни нас поджидает развилка дорог. Прежде чем свернуть направо и пуститься в обратный путь, проедем левее по грунтовой дороге, которая выводит нас из деревни в лес. Именно здесь располагается самый северная долговременная огневая точка «Поста № 20» – ДОТ №101, приютившийся неподалеку от Кирьямовского маяка.

Кургальский полуостров. Деревня Кирьямо.

Кирьямовский маяк — хороший ориентир, чтобы поискать последний не найденный нами ДОТ.

Кургальский полуостров. Деревня Кирьямо.

А вот и он!

Кургальский полуостров. Деревня Кирьямо.

ДОТ № 101 — первая по нумерации и последняя в нашей поездке огневая точка «Поста № 20».

Лишь теперь мы можем сказать, что наша программа-максимум второй части поездки выполнена. Со спокойной душой мы возвращаемся к пересечению дорог на выезде из Кирьямо и, свернув направо, быстро попадаем на основное шоссе, бывшее некогда составной частью военной автотрассы «Курголовское кольцо».

При выезде на шоссе поворачиваем направо и едем до пересечения с бывшей соединительной линией «Курголовского кольца», оставляя деревню Кирьямо справа по ходу движения. На этом завершается вторая часть нашей поездки, познакомившая нас с целой россыпью военно-инженерных сооружений и обстоятельствах их строительства.

Продолжение следует...

Предыдущая часть

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *