Усадьба Гревова. Копорье

Копорская усадьба Гревова: 108 лет из истории рода Зиновьевых

Оказавшись в Копорье, туристы, в первую очередь, спешат полюбоваться древнерусской крепостью: и впрямь, даже в своем не самом лучшем состоянии она производит сильное впечатление. У большинства посетителей на этом программа посещений Копорья завершается. И лишь немногие знают, что, поднявшись наверх, можно познакомиться с еще одним примечательным копорским местом. Ориентиром для его расположения служат местный Дом культуры и воинский мемориал в память героев Великой Отечественной войны.

Дом культуры в Копорье

Местный Дом культуры служит хорошим ориентиром для распознавания усадебной территории

Воинский мемориал в Копорье

Воинский мемориал в Копорье

Старинная Липовая аллея в усадьбе Гревова - парадный въезд в усадьбу

Старинная Липовая аллея в усадьбе Гревова — парадный въезд в усадьбу

Сразу за ними уходящая вглубь дорожка ведет в небольшой заброшенный парк, в глубинах которого до сих пор сохранились остатки хозяйственных сооружений. Это все, что осталось от некогда известной усадьбы Гревова, на протяжении более чем 100 лет прочно связанной с потомственным дворянским родом Зиновьевых.

Герб дворянского рода Зиновьевых

Герб дворянского рода Зиновьевых

После того, как ингерманландские земли отошли России, обширные земельные угодья были переданы Петром Первым своему фавориту Меньшикову, а после его отстранения от власти — вернулись в казну. Среди них была и Копорская округа. В царствование Елизаветы Петровны владельцем Копорья стал ее фаворит, граф Алексей Разумовский. Его основное имение располагалось на том же Копорском тракте, в Гостилицах. В этой связи Гревовская мыза рассматривалась им не как место проживания, а как источник для извлечения дополнительных доходов. Сообразно этим взглядам новый владелец вел активное строительство и заселение опустевших после Северной войны окрестных деревень крестьянами. После смерти царского фаворита Гревова перешла к его брату, Кириллу Разумовскому, а в начале 19 века – к его сыну, Льву Кирилловичу. Местом его постоянного проживания служило подмосковное поместье Петрвоское-Разумовское: копорские же владения оставались на периферии его внимания.

Более чем шестьдесят лет владения Разумовскими положительным образом сказались на состоянии Копорья и его окрестностей: на некогда опустошенных землях в 16 деревнях находилось 585 крестьянских дворов, в которых проживало более 3,5 тысяч крестьян. В пригородной слободе была построена деревянная церковь Успения Пресвятой Богородицы. Вся же площадь вотчины насчитывала более 15 тысяч десятин земли, приносившей доход. Как писал в своей рукописи «Опыт повествования о деяниях, положении, состоянии и разделении Санкт-Петербургской губернии…» Федор Осипович Туманский, «…на копорских землях родится весьма хороший овес, и в столичном городе овес Копорский предпочтен весьма и платится дороже. Строевого лесу сыскать можно токма в дачах Гостилицких, Гревовских, Готобужских, Усть-Рудицких и в дворцовых Бронницких и Петергофских». Но несмотря на эти достижения полноценной усадьбы здесь по-прежнему не существовало.

Коренной перелом в судьбе мызы Гревова произошел в 1809 году, когда ее владельцем вместе с окрестными деревнями и Копорской пригородной слободой стал представитель известного дворянского рода Василий Николаевич Зиновьев, сенатор, камергер, генерал-адьютант, президент Медицинской коллегии.

Зиновьев слыл человеком весьма известным в свою эпоху. Еще при Екатерине Второй он в составе 12 дворян был направлен за границу для завершения своего образования. Вернувшись из поездки, он начал карьеру у своего двоюродного брата Григория Орлова. Затем вновь следует череда поездок по Европе, после чего, вернувшись в Россию, Зиновьев женится на внучке духовника Елизаветы Петровны Варваре Михайловне Дубянской. Этот брак продлился 12 лет до самой смерти супруги, подарившей Зиновьеву пятерых детей.

Начало карьеры у могущественного родственника Григория Орлова стал хорошим трамплином карьеры первого владельца Гревова рода Зиновьевых - Василия Николаевича

Начало карьеры у могущественного родственника Григория Орлова стал хорошим трамплином карьеры первого владельца Гревова рода Зиновьевых — Василия Николаевича

Вскоре Зиновьев вступает во второй брак с Юстиной Федоровной Брейткопф, дочерью начальницы Екатерининского института благородных девиц. Этот союз оказался еще более плодовитым – сразу 10 детей! Впоследствии будет еще и третий брак, от которого у род Зиновьвевых пополнится еще на три представителя. Неуклонное расширение семьи навело на мысль Василия Николаевича Зиновьева расширить свои и без того многочисленные владения за счет покупки Копорских земель. Так, у Гревовской мызы появился новый хозяин, стремившийся прочно обосноваться на местных землях за счет строительства усадебного комплекса…

Для организации поместья был приглашен весьма известный зодчий Викентий Иванович Беретти. Обустройство усадьбы велось более 10 лет. К 1820 году усадебная территория представляла собой довольно обширную зеленую зону, но без какой-либо четкой планировки. Из строений существовал только каменный хозяйственный двор, расположившийся недалеко от дороги. А в 1831 году известный архитектор В. И. Беретти среди своих работ указывает: «В Копорье деревянный господский дом с принадлежащими службами». Чтобы не мешать уединению хозяев, усадебный дом был помещен в глубине парка, к которому вели две живописные аллеи, причем западная — липовая сохранилась со шведских времен. Оранжерейный комплекс расположился по одной линии с хозяйственным двором, у дороги. Ландшафтный парк из лип, дубов, кленов, ясеней, сосен, елей, а также живописные пруды и ручей создавали ощущение душевного покоя, отгораживая вместе с речкой Копоркой хозяев от шумной и пыльной дороги.

Виккентий Иванович Беретти

Под руководством Беретти мыза Гревова начала оформляться в единый усадебный комплекс

Новый импульс для развития усадьба Гревова получила в 60-е годы 19-го века, когда владельцем Гревова стал старший сын последней супруги, Екатерины Петровны Розановой, Дмитрий Васильевич Зиновьев. Вступив в брак с представительницей многочисленного дворянского рода Веймарнов, Софьей Александровной, он начинает энергично заниматься реконструкцией усадьбы. Площадь имения была увеличена до 50 десятин, На месте старого хозяйственного двора были выстроены новый, включавший в себя скотный и конный дворы, каменные службы, мельница на реке Копорке, а близ усадебного дома появились флигели. На фоне увеличения усадебной территории была расширена парковая зона на востоке и севере за счет бывших сенных покосов. Именно тогда парк и получил окончательное композиционное решение. Была акцентирована центральная ось, оформленная в виде широкой просеки — партера, обновлена растительность, созданы новые пейзажные композиции, обсажена деревьями восточная аллея. Речку Копорку украсили плотины, благодаря чему появились пруды, в которых разводили рыбу.

Мельница на реке Копорке

Мельница на реке Копорке

Мельница на реке Копорке. Достаточно крутой обрыв

Мельница на реке Копорке. Достаточно крутой обрыв

Несомненным украшением усадьбы Гревова стал оранжерейный комплекс, в центральной части которого располагалось помещение для хранения клубней, рабочие комнаты, жилье садовника, а также печи для обогрева застекленной части оранжереи через подпольные каналы.

Усадьба Гревова. Оранжерея.

Даже в нынешнем виде можно получить хорошее представление о масштабе оранжерейного комплекса гревовской усадьбы

Оранжерея в усадьбе Гревова

Центральный портик оранжереи — визитная карточка усадьбы Гревова

Помимо обустройства усадьбы новый владелец устроил школу для крестьянских детей в Пригородной слободе Копорья. Для учащихся был построен приют и библиотека.
На местном кладбище была выстроена теплая каменная церковь во имя Николая Чудотворца.

Церковь святого Николая Чудотворца

Стараниями Дмитрия Васильевича Зиновьева на копорском кладбище появилась теплая Никольская церковь

А на территории Копорской крепости появилась часовня и фамильный склеп. Там была похоронена супруга Софья Александровна, урожденная Веймарн, и сам Дмитрий Васильевич. Впоследствии там же упокоились его сын и внуки.

Часовня-усыпальница Зиновьевых в

Часовня-усыпальница Зиновьевых в крепости Копорье

В итоге своим наследникам Дмитрий Васильевич оставил усадебный комплекс, функционировавший как часы. Сведения об нем можно почерпнуть в источниках того времени:

Имение Дмитрия Васильевича Зиновьева. Хозяйство ведется управляющим

Имение 11410 десятин. Ежегодная запашка — 141 десятин.

Севооборот девятипольный. Разводится озимая пшеница, английская белая озимая рожь — кустовка, овес одногривый французский, кустовой ранний, ячмень — шестирядный, горох — зеленый (курляндский), картофель — разных сортов, вика, пелушка. Семена продаются. При высокой культуре почвы и удобрений навозом пудретами и компостами достигаются высокие урожаи. Очистка и сортировка семян производится тщательно.

Лошадей рабочих 32-35, выездных — 12, жеребят — 12. приобретены для развода лошадей рабочего сорта матки — шведки и эстонки; производитель полукровный — от ардена и матки клеппера.

Крупный рогатый скотмолочный — чистокровный ангельский (120 коров и 4 быка). Ежегодно выращивается 15-20 телят для ремонта стада. Племенные бычки продаются . Молочные скопы сбываются в Петербург.

Овцы английской мясной породы до 50 штук Свиньи помесь китайских с беркширами до 150 штук.

В лесу произведена тщательная таксация. Оборот 90 -летний. Производятся опыты посева сосны.

Последними владельцами Гревова были Александр Дмитриевич и его сын Лев Александрович Зиновьевы. Александр Дмитриевич Зиновьев, наследник Дмитрия Васильевича, не жил в имении постоянно. Семья приезжала только на лето. Александр Дмитриевич с 1897 по 1917 год, являлся губернским предводителем дворянства, и одновременно с этим, с 1903 по 1911 год — петербургским губернатором.

Александр Дмитриевич Зиновьев

Последний период расцвета Гревова связан с именем Александра Дмитриевича Зиновьева

 

Семеро сыновей губернатора Зиновьева

Семеро сыновей губернатора Зиновьева

Традиционная «плодовитость» зиновьевского рода У Александра Дмитриевича приобрела своеобразные черты: сразу семь сыновей! Судьба их сложилась по-разному. Особенно трагичной оказалась она у старшего сына Александра. Во время войны с Японией, будучи конногвардейцем, Александр добровольно ушел на фронт, где выполнял важные поручения в тылу врага. Одна из таких вылазок оказалась роковой. Сохранилось подробное описание боевого эпизода, связанного с гибелью Александра Зиновьева:

Выполняя задание, сотник Зиновьев, уже послав в штаб важное донесение, 10 мая находился в тылу японских войск у подножия высокого лесистого холма. Он поднялся на верхушку холма, надеясь высмотреть оттуда движения японских частей. Но был замечен японцами, которые окружили холм и хотели взять его в плен. Не желая сдаваться, он стал отстреливаться из револьвера, но был ранен в ногу. Приподнявшись, на расстоянии 20 метров тяжело ранил ближайшего японского солдата. Тот, несмотря на ранение, стал стрелять и попал Зиновьеву в сердце.

Получив официальное сообщение о гибели сына, Александр Дмитриевич, сам бывший офицер Конного полка, через английское посольство получил документы из японского штаба — карту военных действий и подробный план места боя, а также указание места могилы. Сообщалось, что тело сотника Зиновьева было предано земле со всеми воинскими почестями. Кроме того, Зиновьев-отец получил посылку с тщательно уложенными шейными образками, бумажником с письмами, залитыми кровью, и часы убитого сына.

После окончания русско-японской войны родной брат погибшего корнет Георгий Зиновьев со своим сослуживцем был командирован Конным полком, чтобы перевезти прах убитых офицеров полка в Россию. По имевшимся картам они легко нашли могилу Зиновьева в Маньчжурских горах. В память о погибшем юноше убивший его японский воин Сатаро ежегодно заказывал панихиды в православном храме Воскресения Христова в Токио.

Храм Воскресения Христова в Токио

В Воскресенском храме долгое время проходили панихиды по молодому конногвардейцу Александру Зиновьеву

О трагической гибели юноши много говорили в Петербурге. Поэт Вячеслав Иванов, находившийся в родстве с семьей Зиновьевых (погибший Александр был племянником его жены — Лидии Зиновьевой-Аннибал), посвятил ему стихи «Месть мечная», где, в частности, содержались строки:

…Поникли нежные посевы,

Встает врагами вал морей,

И жертв невольных чьих-то гневы

У темных косят алтарей.

Лидия Дмитриевна Зиновьева-Аннибал

Внучка Василия Николаевича Зиновьева, сестра петербургского губернатора Александра Дмитриевича Зиновьева, супруга поэта Вячеслава Иванова

Памятью об Александре Зиновьеве стал и карандашный эскиз Ильи Репина, хорошо знакомого с отцом: на нем изображен эпизод последнего боя конногвардейца:

 

Таким увидел последний бой Александра Зиновьева русский художник Илья Репин

Смерть Александра Зиновьева

Трагедия не обошла и других сыновей Зиновьева: сын Николай в 1911 покончил собой в возрасте 20 лет. А в 1914 году в Восточной Пруссии погиб ещё один сын – Георгий. Все трое были похоронены на фамильном кладбище в Копорской крепости.

Фамильная усыпальница Зиновьевых в Копорской крепости

Фамильная усыпальница Зиновьевых в Копорской крепости

Надгробный камень Зиновьевых в Копорской крепости

Надгробный камень Зиновьевых в Копорской крепости

Надгробный камень Зиновьевых в Копорской крепости

Надгробный камень Зиновьевых в Копорской крепости

В 1913 году имение перешло к Льву Александровичу, который был предпринимателем и одновременно занимал должность предводителя дворян Петергофского уезда.

Усадебный дом Зиновьевых

Так выглядел усадебный дом Зиновьевых в начале 20-го века

У Льва Александровича были большие планы по освоению земель в округе, включавшие: проведение Ингерманландской железной дороги (Красная Горка — Копорье — Котлы — Веймарн), масштабное строительство дач, но вихрь революции разрушил все эти начинания. В отличие от представителей других дворянских родов, сгинувших во время бандитского беспредела, Александр Дмитриевич смог вместе с семьей покинуть бушевавшую Россию и, как оказалось, навсегда…

Последний владелец Гревова - Лев Александрович Зиновьев

Последний владелец Гревова — Лев Александрович Зиновьев — имел обширные планы по освоению копорских земель

Сегодня от благополучного состояния былых зиновьевских времен не осталось практически ничего. Усадьба Гревова пребывает в явном запустении. От господского дома сохранился только поросший мхом фундамент (по одной из версий дом разобрали и перевезли на одну из высокопоставленных дач в 50-е годы прошлого века).

Фундамент усадебного дома в Гревова

От господского дома Зиновьевых сегодня остался лишь поросший мхом фундамент

Фундамент усадебного дома в Гревова

Фундамент усадебного дома в Гревова

Фундамент усадебного дома в Гревова

Фундамент усадебного дома в Гревова. Фрагмент

IMG_0600

Немногим больше сохранилось от находившегося рядом с ним через дорожку павильона Эрмитаж.

Остатки павильона Эрмитаж в усадьбе Гревова

От павильона Эрмитаж остались лишь стены

 

Остатки павильона Эрмитаж в усадьбе Гревова

Остатки павильона Эрмитаж в усадьбе Гревова

Символом Гревова являются хозяйственные постройки, среди которых – великолепное здание оранжереи, каменный дом садовника у дороги и остатки мельницы, расположенной по другую сторону тракта напротив усадебного парка. Сам парк находиться в довольно запущенном состоянии, хотя и сегодня, гуляя по нему, нетрудно заметить общую планировку усадьбы: остатки аллей, поляны, небольшой пруд, полукруг дубов в северной части, старые липы и клены.

Портик оранжереи в усадьбе Гревова

Несмотря на царящую разруху и сегодня портик оранжереи выглядит по-своему эффектно

 

Хозяйственные постройки в усадьбе Гревова

Остатки хозяйственных построек — одна из немногих весточек прошлого в усадьбе Гревова

 

Хозяйственные постройки в усадьбе Гревова

Хозяйственные постройки в усадьбе Гревова

Хозяйственные постройки в усадьбе Гревова

Хозяйственные постройки в усадьбе Гревова

Хозяйственные постройки в усадьбе Гревова

Служебный дом в усадьбе Гревова

Служебный дом

Удивительное постоянство хозяев, на протяжении века передававших усадьбу по мужской линии старшим сыновьям, делает Гревова живой летописью известного дворянского рода Зиновьевых. Большая редкость для Санкт-Петербургской губернии, где имения достаточно часто переходили из рук в руки. И сегодня несмотря на свое состояние это место стоит посетить, дабы не предавать забвению историю дворянского рода и окрестных копорских деревень…

Парк усадьбы Гревова. Копорье.

В усадебном парке и сегодня сохранились вековые деревья — живые свидетели пребывания рода Зиновьевых на копорской земле

Парк усадьбы Гревова. Копорье.

Парк усадьбы Гревова. Копорье. Фрагмент

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *