«Наипреимущественнейшая в своем роде…»

Мы привыкли, что в господских имениях главным объектом является усадебный дом или дворец. Казалось бы, в императорских владениях это правило должно выполняться непреложно. Великолепный Ораниенбаумский дворцово-парковый комплекс не является исключением. Те, кому хоть раз довелось там побывать, надолго заполнят посещение величественного Большого Меньшиковского дворца или неповторимую грацию удивительного Китайского дворца. Но у многих посетителей Ораниенбаумский парк вызывает, в первую очередь, ассоциацию с другим архитектурным творением. Это и неудивительно, учитывая уникальность сохранившегося объекта.

Как известно, в России издавна широкое распространение получило катание на санях с ледяных горок. Не являлся исключением и царский двор. Однако вельможам очень не хотелось, чтобы их прихоти зависели от смены времен года. И вот в загородных резиденциях русских царей стали появляться необычные сооружения: горки для катания летом. Возводимые по проекту легендарного механика Андрея Нартова, они представляли собой настоящее произведение архитектурного и инженерного искусства. Не случайно во всем мире аттракцион «американские горки» называют еще «русскими горками». Ничего подобного в те годы мир еще не видел…

Предоставим слово Афанасию Михайловичу Щекатову, издавшего «Словарь географический Российского государства». «В Ораниенбауме есть наипреимущественнейшая в своем роде катальная горка». Доминантой сооружения являлся павильон в виде круглой четырехъярусной башни высотой 33 метра, увенчанный деревянной позолоченной фигурой музы танцев Терпсихоры. Перила лестниц и галерей украшают фигурные вазы. Увеличение колонн с каждым ярусом придает зданию легкость и изящность, несмотря на его размеры.

IMG_4583

По рассказам современников Екатерина лично следила за ходом строительства, а за ней шествовал управляющий (прораб) стройки с мешком серебряных монет, которыми вельможная особа тут же наделяла рабочих. После завершения строительства Екатерина Вторая не раз посещала павильон со своей свитой и устраивала там чаепития. Поездка на Катальную горку была обязательной для гостей Екатерины. Отказываться было рискованно по понятным причинам…

Сам павильон, несмотря на свои размеры, смотрится удивительно воздушно, особенно, в солнечную погоду. Эффектное впечатление производит сочетание белых колонн и лазурно -голубого цвета здания. К галерее третьего этажа с южной стороны примыкала пристройка с площадкой наверху. Отсюда с высоты около 20 метров и начинался захватывающий спуск на санях. Сама трасса представляла собой волнистый скат, по которому были проложены рельсы. По обеим сторонам ската тянулись крытые колоннады тосканского ордера, вверху и внизу которых прогуливалась публика. Как и сами спуски, они были выкрашены в белый и голубой цвета.

Безопасность спуска обеспечивалась специальной конструкцией колеи. Сами тележки были похожи на кресло, внизу которого располагалось 12 колесиков – три под каждой из четырех опор. Такие огромные кресла были весьма устойчивы и развивали невиданную для 18 в. скорость – около 70 км/ч! На одной тележке могла спускаться пара: дама сидела в кресле, в то время как кавалер скатывался стоя на запятках «экипажа». Неизвестно для кого это было большим зрелищем: то ли для самих спускающихся, то ли для наблюдателей.

Коляска для катальной горы в Ораниенбауме

Кстати, о масштабе сооружения свидетельствует тот факт, что на галерее могли разместиться до 15 тысяч человек, а число колонн составляло 772! В самом конце колоннада закруглялась, образовывая площадь овальной формы, в центре которой предполагалось установить каменный обелиск, украшенный вензелем Екатерины.

Автором удивительного проекта является один из выдающихся архитекторов, творивших в Петербурге, Антонио Ринальди.

Павильон Катальной горки строился в течение 12 лет и входил в состав комплекса построек Собственной дачи у северной границы Верхнего парка на самом краю литоринового уступа.

Охлаждение Екатерины к Ораниенбауму негативно сказалось и на состоянии Катальной горки. Незначительные суммы, отпускавшиеся на содержание объекта, привели к тому, что до конца 18 в. павильон дважды подвергался реставрации. Последнее катание было совершено во времена Павла Первого, который, обратив внимание на ветхость постройки, запретил его на неопределенный срок. Сырость методично разрушала деревянные скаты, перекрытия и фундаменты колоннад, что привело к их обрушению в 1813 г. (полностью они были демонтированы в 1859-1861 г.г.). При Александре Первом, в юношеские годы испытавшем на себе прелесть «скоростного спуска на санях», были выделены средства на перестройку павильона, однако к работам так и не приступили. Сменивший же на престоле «Победителя Наполеона» Николай Первый «провел секвестр», элегантно перераспределив выделенные средства на постройку для дома псовой и егерской охоты в своем любимом Петергофе.

Сам же реквизит – катальные колясочки, позолоченные и украшенные резьбой, имевшие вид древних колесниц, гондол, оседланных львов, медведей – частично был подарен Александром Первым графу Аракчееву, в имении которого – Грузино — была воссоздана русская забава…

От прежней трассы ничего не осталось. Сейчас напоминанием о ней служит великолепный луг длиной 532 метра, окруженный высокой хвоей.

Но имея немного воображения можно представить себе грандиозность конструкции, шум и восторг катающихся гостей, грохот необычного вида тележек… А где то на балконе павильона за шумным гулянием наблюдает сама хозяйка с чашкой кофе в руках – Екатерина Великая, чья прихоть оставила нам на память удивительный шедевр великого Ринальди…

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *