IMG 8034

Памяти клипера «Опричник»

Осенним октябрьским днем 1873 года в 11 часов у ворот Летнего сада в Кронштадте было яблоку негде упасть. Собравшаяся публика стремилась поскорее попасть за ограду, где, прикрытый белым полотном, возвышался новый памятник. После проведенной панихиды грянул выстрел полуденной пушки, слетело покрывало, и взору граждан предстал памятник экипажу клипера «Опричник», бесследно погибшему вместе со своим кораблем в Индийском океане.

Памятник клиперу "Опричник" и его экипажу. Летний сад. Кронштадт.

31 октября 1873 года кронштадтский Летний сад пополнился весьма необычным монументом.

«Опричник», как и его пятеро собратьев, стали «детьми» Крымской войны, бушевавшей на разных театрах военных действий: напомним, что России приходилось отбивать вражеский натиск не только на Черном, но и на Балтийском и северных морях.

В этих условиях мысли офицеров-флотоводцев были направлены на то, чтобы перехватить инициативу, перейдя от глухой обороны к активным действиям.

Одним из таких офицеров, стремящихся внести свой вклад в укрепление безопасности Отечества, оказался  Иван Алексеевич Шестаков, являвшийся личным порученцем великого князя, генерал — адмирала Константина Николаевича. Именно ему пришла в голову идея противопоставить блокировке английскими кораблями архангельского порта морскую партизанскую войну на коммуникациях противника.

Илья Алексеевич Шестаков. Российский флотоводец и гсоударственный деятель.

Идеологом строительства архангельских клиперов стал российский флотоводец Илья Алексеевич Шестаков.

Вместо обороны я предлагал нападение в уверенности, что утомленный инерцией сил наших кипучий начальник примет идею с радостью. Появление наших крейсеров в океане, тогда как неприятель запирал нас в наших портах, было бы самым удачным сопротивлением неравной силе. Я предлагал приступить тотчас к постройке в Архангельске шести шхун, указал человека, способного на партизанское дело, и выставил, как мог, весь ужас лондонской биржи при первой вести о нападении русских крейсеров на английскую коммерцию…. Туманы Белого и Ледовитого морей заставляли блокирующие Архангельск неприятельские эскадры уходить ранней осенью; под их же покровом могла выйти в океан партизанская эскадра с назначением, ясно и определенно выраженным в английских морских законах «жечь, истреблять и топить» все вражье, попадавшееся под руку.

Идея Шестакова нашла полную поддержку в вышестоящих кругах. Достаточно быстро были подготовлены чертежи кораблей (клиперов), а Ижорский завод взял на себя обязательство оперативно изготовить и доставить на берега Белого моря необходимые паровые механизмы.

Великий князь Константин Николаевич. Младший брат императора Александра Второго. Генерал-адмирал.

Великий князь Константин Николаевич на свои личные средства финансировал экстренное строительство винтовых канонерских лодок.

В итоге 5 января 1856 г., на Соломбальской верфи в Архангельске было заложено семейство паровых шхун, предназначенных для активного ведения боевых действий на океанских коммуникациях противника. Для комплектования корабельных команд в мае 1856 г. в Архангельск прибыли моряки-участники обороны Севастополя. 30 мая первым из шести кораблей был спущен «Разбойник», 20 июня за ним последовал «Стрелок», 23 июня сошли на воду «Пластун» и «Джигит», а 14 июля были спущены «Опричник» и «Наездник».

«Наш герой» имел водоизмещение в 615 тонн, длину 46,3 метра, ширину 8,5 метра, осадку 4 метра. Корабельный корпус был выполнен из лиственницы с частью дуба и сосны. На вооружении клипера состояли шесть орудий. Корабль получил проектную двухкотельную машинную установку, работы по монтажу которой завершились первой пробой 15 августа 1856 г. С 25 августа по 2 сентября корабли совершили испытательный переход к Соловецким островам и обратно. Испытания завершились успешно, и уже через десять дней, 12 сентября, «Опричник» и «Наездник» вышли из Архангельска в Кронштадт. Во время перехода, 30 октября в районе мыса Нордкап «Опричник» попал в жестокий шторм. Команда и корабль с честью выдержали суровый экзамен. «Корабль соответствует своему назначению и способен бороться со всеми прихотями моря», — говорится в соответствующем документе. Зазимовав в военной гавани Копенгагена, с открытием навигации весной 1857 г. «Опричник» прибыл в Кронштадт. Время нахождения в доке Копенгагенского адмиралтейства не прошло даром: проанализировав итоги первого плавания, была составлена «ведомость исправлений по механизмам клиперов», а также, был утвержден новый чертеж парусности клиперов. Таким образом, зимой 1857 г. во время ремонта топсельная шхуна «Опричник» превратилась в баркентину. В документах же Российского флота семейство кораблей Шестакова получило наименование «винтовых клиперов».

На этот период пришлось присоединение Россией Приморья и Приамурья, что диктовало необходимость постоянного пребывания русских эскадр на Востоке. Уже в июле следующего года «Опричник» покинул родную кронштадтскую гавань и в составе Амурского отряда кораблей под командованием капитана 1-го ранга А. А. Попова отправился в далекий путь в Тихий океан. Тогда никто и не мог предположить, что обратно «Опричнику» вернуться было не суждено…

Андрей Александрович Попов.Русский флотоводец, кораблестроитель, адмирал.

Русский флотоводец, кораблестроитель, адмирал. Под его руководством «Опричник» проделал путь из Кронштадта в Японское море.

До наших дней сохранился список офицеров, ушедших  в далекое заграничное плавание:

Отряд капитана 1 ранга Попова

на клипере Опричника

Командир клипера, капитан-лейтенант Федоровский

Лейтенанты:  Батурин и Валицкий; мичманы Суслов, Кноринг Тизенгаузен и Стромилов

Корпуса штурманов: прапорщики Филипов и Карякин

Корпуса инженеров-механиков: прапорщик Иванов и кондуктор 2 класса Попов

Медик, младший врач Гомолицкий

В состав отряда помимо «Опричника» входили также корветы «Рында» и «Гридень». В таком составе русские корабли пересекли воды Атлантического океана и достигли берегов Южной Америки. Этот переход дал морским офицерам определенную пищу для размышлений.

При вновь сшитых парусах в Рио-де-Жанейро под двумя марселями и брамселями решительно обгоняла корветы при всех курсах за исключением только тех обстоятельств, когда под рифленными марселями он лежал в бейдевинд без кливеров. Несмотря на все рифы, взятые у бизани, он нес много руля на ветре, и потому тогда был не в состоянии состязаться с корветами. Чтобы устранить все препятствия к достижению того результата, который обещало превосходное образование подводной части клипера, капитан 1 ранга Попов, уменьшив ему бизань-мачту на 7,5 ф., отнял ее наставной шпор; сняв пару вант и топ-шкентели. Кроме того, нашел необходимым сделать ему новый бушприт на четыре фута длиннее старого, предполагая, что мера эта при уменьшенной бизань-мачте выведет ему руля прямо. Независимо от того, при удлиненном бушприте, внешняя часть утлегаря сделается короче, а, следовательно, он будет носить кливер с большей  свободой.

Именно таким корабль снова пересек Атлантику и Индийский океан, показан в плавании высокие мореходные и ходовые качества «…под двумя марселями и брамселями решительно обгонял корветы на всех курсах….».

Однако при  входе в Индийский океан с «Опричником» приключилась первая беда. Как свидетельствуют документы, «5 февраля 1859 года катер с клипера Опричник, шедший под парусами в Саймонс-байской бухте, поворачивая через фордевинд, опрокинулся, при чем потонули матросы Яров, Петухов и Сидоблаз». К сожалению, это было не последнее несчастье с экипажем.

Но не будем забегать вперед. Перейдя Индийский океан, русский отряд прибыл  в Сингапур, откуда  А. А. Попов направил в Морское министерство рапорт с описанием произведенных работ и чертеж новой парусности с укладкой ростров. После стоянки в Сингапуре, отряд через Манилу, Кантон и Нагасаки в июне 1859г. прибыл в Николаевск-на-Амуре. Здесь отряд присоединился к Дальневосточной эскадре. Командование клипером «Опричник»  принял лейтенант Н. И. Бакалягин. Экипаж клипера занимался исследованиями берегов японских и корейских островов, продолжил исследования реки Амур и ее притоков, начатое другими экспедициями. Иными словами, корабли приняли активное участие в изучении новых окраин Российской Империи, став свидетелями основания поста Владивосток, ставший впоследствии столицей российского Приморья.

К 1860 г. все шесть архангельских клиперов в составе трех Амурских отрядов находились на Дальнем Востоке.

Капитаны Атлантической эскадры. Михаил Яковлевич Федоровский

Капитаны экспедиции русского флота к берегам Северной Америки. Третий слева — Михаил Яковлевич Федоровский. Источник: https://kronvestnik.ru/history/11902

Однако пребывание на Дальнем Востоке не обошлось без приключений. Так, в сентябре 1859 г. на клипере во время тайфуна, встреченного им на пути из де-Кастри в Хакодате, волнением сломало бом-утлегарь и треснул утлегарь; изорвало фок-стаксель; лопнули фока-штаг, шкентель грота-штага и три фоковые путенс-ванты на правой стороне и изорвало грот-трисель. Так как при наступлении шторма заложены были сейтали в помощь вантам и штагам, то рангоут не получил повреждений.

В конце сентября экипаж «Опричника» понес новую утрату. 29 сентября 1859 г. во время следования корабля из Хакодате в Николаевск вахтенный начальник мичман Тизенгаузен, стоя на рубке, в результате сильной качки был сброшен с рубки за борт. Несмотря на все предпринятые меры, спасти Тизенгаузена не удалось…

Буквально через неделю, 7 октября 1859 г. в Татарском проливе клипер встретил тайфун. Сильная качка привела  к тому, что на клипере «лопнули фока-штаги и цепной грота-штаг на правой; треснул утлегарь, лопнула фоковая вант-путина и изорвало фок-стаксель и грот-трисель». Большинство повреждений удалось достаточно быстро исправить.

Вскоре Федоровского отозвали в Россию, вместо него в командование вступил опытный моряк капитан-лейтенант Селиванов. 5 марта 1860 года клипер возглавил капитан-лейтенант Петр Александрович Селиванов. В том же году, клипер вошёл состав Тихоокеанской эскадры капитана И. Ф. Лихачёва, где экипаж выполнял особые поручения в Японии, продолжая в то же время заниматься исследовательской работой.

Вице-адмирал Иван Федорович Лихачев

Часть своего плавания «Опричник» входил в состав Китайской эскадры вице-адмирала Ивана Федоровича Лихачева.

Так прошло три навигации. Наконец, осенью 1861 года в адрес капитана клипера поступил долгожданный приказ: самостоятельно возвращаться в Кронштадт. Экипаж клипера, состоявший из 95 человек, собранных с разных кораблей дальневосточной эскадры, рассчитывал к весне быть дома. Перед отправлением в далекое плавание «Опричник» зашел в Шанхай на ремонт такелажа и рангоута. Был очищен котел, заменены сто шесть дымогарных трубок. Таким образом, подготовка к океанскому плаванию была проведена тщательно.

Кораблю предстоял переход из Шанхая в Батавию, затем – самый опасный участок через Индийский океан до южной оконечности Африки. Далее намечался заход в один из портов Атлантики, и завершающий бросок к родной гавани.

Вместе с «Опричником» из числа судов дальневосточной эскадры к родным берегам должны были отправиться фрегат «Светлана», корвет «Гридень» и клипер «Стрелок». Но если указанные корабли возвратились в Кронштадт летом 1862 года, то «Опричнику» вновь увидеть родную гавань было не суждено. Более того, о его судьбе не знали ни в одном порту.

В своем последнем докладе от 10 ноября 1861 года командир «Опричника» уведомлял Адмиралтейство, что перед длительным переходом из Батавии (ныне Джакарта) к мысу Доброй Надежды клипер зашел в порт для пополнения припасов, осмотра корабля и отдыха экипажа. Покину в конце ноября Батавский рейд, клипер вышел в Индийский океан и  пропал без вести…

К весне 1862 года ожидалось возвращение корабля в родной порт. Уже очистились от льда воды Кронштадтской гавани, однако клипер так и не появлялся.

Одним из первых, кто выразил беспокойство по поводу отсутствия «Опричника» у мыса Доброй Надежды,  стал командир французского корвета «Лаплас». Корвет вышел из Батавии одновременно с русским клипером, но из-за неисправности простоял некоторое время на Кокосовых островах. Его командир был уверен, что нагонит клипер у мыса Доброй Надежды. Отсутствие каких-либо сведений о русском корабле насторожило его и заставило поделиться своими сомнениями с представителями властей.

Розыск клипера "Опричник".

Морское министерство предпринимало все усилия, чтобы установить судьбу пропавшего корабля. Титульный лист статьи из «Морского сборника» за 1863 г. Из фондов Российской национальной библиотеки.

Тревога за судьбу корабля перекинулась и в Россию. Поначалу существовала вероятность того, что клипер прошел Африку без промежуточных остановок, и командир клипера решил зайти в один из портов восточного побережья Южной Америки. Но и из западного полушария известий не поступало. Наконец, к лету 1862 года, когда все реальные сроки возвращения прошли, Морским министерством было принято решение предпринять официальный розыск пропавшего без вести корабля («распоряжение о розыске клипера «Опричник» и о том, нет ли в заграничных портах, имеющих частые сношения с мысом Доброй Надежды и Ост-Индией каких-нибудь сведений или слухов»).

Памятник клиперу "Опричник" и его экипажу. Летний сад. Кронштадт.

Бронзовая доска с южной стороны памятника с изображением клипера была утрачена. Вместо неё сейчас прикреплена металлическая доска с выгравированной надписью: «В память погибшим на клипере «Опричник» в Индийском Океане в Декабре 1861 года».

Однако поиски клипера и его экипажа не дали никаких результатов. По заключению Морского министерства, основанному на свидетельствах судов, находившихся в то время в Индийском океане, клипер, скорее всего, затонул во время сильного урагана. Достаточно слабая паровая машина корабля не смогла осилить выпавших нагрузок, и клипер до мыса Доброй Надежды, где его ждали, так и не пришел. 7 апреля 1863 года клипер «Опричник» был исключён из списков судов флота, а экипаж — из списков личного состава:

На клипере погибли: командир капитан-лейтенант Петр Александрович Селиванов, лейтенанты: Николай Купреянов, Франц Де-Ливрон и Константин Суслов; мичман Алексей Корякин; корп. фл. штурм, подпоручик Николай Филиппов; корп. инж.-мех. подпоручик Феодор Иванов; доктор Гомолицкий, унтер-офицеров 14, нижних чинов 73 человека.

Прошло еще несколько лет, прежде чем возникло предложение увековечить память «Опричника» и его экипажа. Деньги были собраны в Кронштадте по Высочайше разрешенной подписке, открывшейся 30 сентября 1867 г. Всего по подписке было собрано 395 руб. 58 коп.

Николай Карлович Краббе

Необходимые детали для памятника были отпущены по приказу Николая Карловича Краббе.

К постройке памятника погибшим на клипере было разрешено было приступить 10 июля 1872 года по Высочайше утвержденному рисунку, причем управляющий морским министерством, генерал-адъютант Н.К. Краббе сообщил главному командиру Кронштадтского порта о дозволении отпустить от порта цепи, якорь и орудия для памятника. Флаг и флагшток были отлиты и установлены кронштадтским пароходным заводом. Камень пожертвован и все каменные работы произведены безвозмездно господами Иконниковым и Волковым. Несмотря на незначительность собранной суммы памятник вышел очень красивый благодаря средствам, отпущенным от порта, и вкладу каменотесов.

Памятник клиперу "Опричник" и его экипажу. Летний сад. Кронштадт.

Памятник погибшим морякам отличается сдержанной красотой.

Сам памятник состоит из большой гранитной скалы, закрепленной на гранитном фундаменте. Скала олицетворяет многочисленные трудности и опасности, которыми сопровождаются далекие плавания. Скала обвита цепным канатом — символом морского братства, и увенчана надломленным якорем, подчеркивающим трагическую гибель моряков. Дополнительный скорбный мотив несет флагшток с приспущенным военным флагом, конец которого красивыми складками облегает скалу. Как отмечала пресса, «выполнение флагштока и флага, отлитых на нашем заводе, замечательно по своей правильности и артистической отделке деталей и составляет лучшее украшение памятника. Кругом памятника протянуты ценные канаты, утвержденные в орудиях, врытых в землю. Место для памятника выбрано чрезвычайно удачно. Он поставлен перед входом в летнее помещение Морского собрания посреди большого цветника, недалеко от второй продольной аллеи сада. Сбоку памятника на бронзовой доске вырезаны имена всех погибших офицеров и точное число унтер-офицеров и нижних чинов клипера».

Памятник клиперу "Опричник" и его экипажу. Летний сад. Кронштадт.

Небольшая табличка не смогла вместить фамилии всех русских моряков, погибших на клипере.

О самой церемонии уже было сказано в начале статьи. Дополнением может служить заметка, опубликованная в газете  «Кронштадтский вестник»:

Памятник офицерам и команде пропавшего без вести 6-ти пушечного парового клипера Опричник, как предполагалось, был освящен вчера, в среду 31-го октября, в 11 часов. К назначенному времени в летнее помещение Морского Собрания, находящееся вблизи памятника, в Летнем саду собралось весьма значительное количество моряков, родственников и близких погибших на клипере. Главный командир порта, по случаю нездоровья, не мог присутствовать на открытии памятника; тут были: вице-адмирал В.М. Филипов, второй комендант контр-адмирал И.Н. Стромилов, начальник Технического Училища генерал-лейтенант А.И. Зеленой и многие другие лица. Ровно в 11 часов собором всего духовенства морских церквей в Кронштадте отслужена была панихида по погибшим на клипере Опричник, по окончании которой духовенство и все присутствовавшие вышли в сад к памятнику, перед которым было отслужено молебствие с водосвятием. После молебства памятник окропили святой водой и провозглашено было сначала многолетие Государю Императору и всему Царствующему Дому, а потом вечная память воинам, погибшим на клипере при исполнении своего долга. К 12 часам служба кончилась, памятник был открыт, и все присутствующие стали расходиться по домам, полюбовавшись памятником, одной из грустных, но, конечно, не бесславных страниц истории нашего флота».

Залив Опричник. Японское море.

В память о погибшем экипаже клипера «Опричник» названы залив Опричник на западе Японского моря… Источник: http://www.panoramio.com/photo/58253186

 

Парусно-винтовой клипер "Опричник"

… а также русский парусно-винтовой клипер, построенный на Балтийском заводе в 1880 году.

Сегодня посетители, оказавшись в юго-восточной части кронштадтского Летнего сада, могут полюбоваться скромным, но выразительным монументом. Он напоминает нам о тех далеких временах, когда Кронштадт выступал начальным и конечным пунктом дальних плаваний русских моряков. К сожалению, не всем кораблям было суждено вернуться в родную гавань. Памятник экипажу клипера «Опричник» являет собою символическую могилу для тех, кто навеки остался в глубине бескрайних морских просторов, так и не увидев берегов родной гавани.

Памятник клиперу "Опричник" и его экипажу. Летний сад. Кронштадт.

Памятник экипажу клипера «Опричник», покоящемуся на дне Индийского океана.

 

P.S. При написании статьи были использованы следующие материалы:

Разыскания о клипере «Опричник», без вести пропавшем в Индейском океане. Морской сборник. 1863. № 5.

О клипере «Опричник». Морской сборник. 1863. № 6.

Обзор заграничных плаваний судов русского военного флота с 1850 по 1868 год. т.т. 1,2. Санкт-Петербург. 1871 г.

Кронштадтский вестник. 1 ноября 1873 г.

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *