IMG 8717

Удовольствие Петра Великого

Те, кому доводилось прибывать в Петергоф с моря, наверняка надолго запомнят завораживающее зрелище: на выдающемся в море искусственном мысе над водой вздымается высокая каменная терраса, обнесенная воздушной белой балюстрадой. У ее основания, спускаясь к воде, располагаются большие гранитные валуны. На самой террасе стоит одноэтажное кирпичное здание с высокой кровлей, ярусной шатровой крышей и огромными окнами. Хорошо видно, что стены дворца не оштукатурены: клинкерный кирпич выходит на поверхность. Не увидят посетители и традиционного крыльца: дворцовый пол начинается прямо от земли. Это — самый первый дворец петровской эпохи, любимое детище Петра — великолепный Монплезир.

Дворец Монплезир. Вид со стороны Финского залива

Таким видят Монплезир туристы, прибывающие в Петергоф по морю

Дворец Монплезир. Фрагмент стены со стороны Финского залива

Клинкерный кирпич говорит о простоте вкусов владельца

Перенесемся в начало 18 века. Россия сделала весомую заявку на выход к Балтийским берегам. Слава русского оружия уже прогремела на всю Европу в битвах под Полтавой и при Лесной. На территории Ингерманландии войска Апраксина уже нанесли шведам чувствительный удар в битве при Криворучье. Уже основан Петербург, рядом возводится крепость Кронштадт. Борьба за Балтику еще продолжается, но чувствуется, что на пути к достижению цели осталось сделать несколько шагов. В этой связи большое значение Петр придавал постройки крепости на острове Котлин для защиты строящегося Петербурга. Но езда по заливу не всегда была возможна в осеннее время. Был найден другой способ: Петр отправлялся по южному берегу залива и в верстах 20 от Петербурга переправлялся на остров. Для этого была устроена небольшая пристань. На возвышенном берегу против пристани Петр устроил в 1709 году заезжий двор с двумя светлицами чтобы в них пережидать непогоду. Предание приписывает постройку этих светлиц Екатерине, заботившейся о здоровье и безопасности своего супруга. Возле заезжего двора были устроены помещения для работавших на пристани людей, которые через дорогу от светлиц выстроили с разрешения царя маленькую деревянную церковь. Эти строения и были первоначальным ядром из которого образовался Петергоф. Местность эта понравилась Петру, и в конце того же года он приказывает строить здесь забавные дворцы. Так на свет появились замечательные архитектурные жемчужины Нижнего парка — Монплезир, Марли и Эрмитаж. Первый из них, выстроенный в голландском вкусе, сделался любимым местом отдыха Петра. Отсюда он любовался морем, которое было добыто столь многими трудами, Петербургом и Кронштадтом. Его строительство началось в 1714 году, когда была создана земляная насыпь, укрепленная кирпичной стенкой и каменными откосами. Через год были возведены стены дворца из маломерного кирпича. О качестве кирпичной кладки говорит тот факт, что стены выдержали наводнения, военные действия и прочие испытания временем. Еще через год здание было отштукатурено и начались отделочные работы в центральной части дворца. В 1717 году были возведены галереи, а декоративная лепка украсила плафоны и камины Монплезира. Еще через год были облицованы стены Кухни и Секретарского кабинета. Наконец, в 1722 году пол был выложен привезенными из Италии мраморными плитами, стены Кухни украсила голландская плитка, а потолки галерей — плафоны. Появились и картинные рамы.

Едва ли не главной изюминкой нового дворца стало создание водопровода и системы проточной канализации. Подобное новшество в то время было диковинным не только для России, но и для Европы.

Состав строителей дворца получился воистину интернациональным, что в полной мере отразило европейский дух молодой северной столицы. Русские каменщики, иностранные зодчие, скульпторы, резчики, живописцы — вот неполный список внесших свой вклад в создание петергофского Монплезира.

В итоге к августу 1723 года дворец был полностью завершен и сразу же стал объектом восхищения императорских гостей.

Вот как описывает  Петергоф в 1721 году камер-юнкер герцога гольштейнского Карла-Фридриха Фридрих-Вильгельм фон Берхгольц. Первое, что он увидел в нем, была беседка Петра Монплезир, находившаяся под горою, между домом смотрителя-шведа и Петергофом (Большим дворцом). Монплезир в то время был небольшой хорошенький домик, который в особенности украшен множеством отобранных голландских картин. Царь большею частью ночует в нем, когда бывает в Петергофе.

В окружении Монплезира Берхгольц видел множество прекрасных кустов, прелестный цветник, большой выложенный камнем пруд, по которому плавают лебеди и другие птицы, особенный маленький домик для мелких птиц и разные другие увеселительные предметы.

А французский посланник Кампредон писал:Комнаты в Монплезире малы, но очень удобны и заметно подражание голландским экономии и опрятности в кухнях, а также в вымощенной террасе на берегу моря, осененной липами, подобно гаагским каналам».

Дворец сразу же стал любимым местом Петра, который каждый раз будучи в Петергофе всегда предпочитал останавливаться в нем. Голштинский посланник граф Бассевич отмечал: «Даже когда он летом бывал в Петергофе, воздух обширных садов того дворца казался ему удушливым, и он всегда спал в Монплезире».

Дворец Монплезир. Вид со стороны сада

Сад при Монплезире вызывал восхищение гостей во все времена.

Вскоре Монплезир оказался слишком тесным, особенно когда Петр вступил в брак с Екатериной. У императрицы образовался штат придворных и для них требовалось много помещения. Потребовалось возвести более подобающее по размерам помещение для царской четы. Так было положено начало строительству легендарного Большого Императорского дворца…

Петр Первый

В строительство Монплезира Петр Первый вложил всю свою душу

Стараниями Петра Петергоф превращался в замечательный уголок. Здесь он отдыхал от своих трудов, проводя время в дружеских беседах и пирушках с близкими людьми. Никто из посторонних не допускался в эту частную резиденцию государя иначе как с его личного позволения. Для приглашаемых царь собственноручно написал правила о том как вести себя во время пребывания в Петергофе. Но для тех, кому посчастливилось попасть туда, царь являлся гостеприимным хозяином; нередко он сам показывал приезжим гостям все достопримечательности и пускал фонтаны. Монплезир оставался любимым местопребыванием Петра до самой смерти .

В конце первой четверти 18 века вокруг Монплезира появились вспомогательные корпуса. С запада и востока к галереям примыкали флигели с комнатами для гостей, мыльня и Поваренные комнаты, возведенные уже после смерти Петра по распоряжению его супруги, Екатерины Первой.

Короткое царствование Петра Второго стало едва ли не единственным периодом в истории, когда Петергоф в целом и Монплезир в частности пришли в состоянии упадка. Но уже при племяннице Петра Первого Анне Иоанновне ситуация вернулась в прежнее русло. Уже в ее царствование отношение к Монплезиру сформировалось как к мемориальной реликвии отечественной истории, которая с гордостью демонстрировались гостям.

В 1735 году швед К.Р. Берк писал о Монплезире:

Он стоит на морском берегу, усеянном большими камнями, каковой фундамент отлично виден, когда подплываешь морем. Дом хорошо спланирован, в нем приятные плафоны, большинство комнат отделано деревом и украшено фламандской живописью; одна китайской вышивкой, другая украшена лаковыми панно и фарфором. Кухня облицована дельфтским камнем. Галереи на обоих концах дома тоже облицованы деревом и заполнены красивыми картинами. Галереи завершаются двумя маленькими кабинетами, каждый из которых заполнен живописью, имеет маленький мкупол и из каждого открывается вид сквозь длинные крытые галереи (ранее к павильонам Монплезира примыкали увитые зеленью галереи-берсо).

Между этими крытыми и двумя полукрытыми аллеями заключен партер, в середине которого водяная затея, а в цветниках — можжевеловые кусты , подстриженные в виде птиц и четвероногих зверей. Перспективу замыкает каскад того самого холма, на котором стоит петергофский дворец (Шахматная гора). В другую сторону ведет длинная аллея.

В хорошую погоду императрица имеет обыкновение прогуливаться до какого нибудь из увеселительных домов, пьет там кофе и проводит несколько часов. Екатерина же говорят иногда дольше бывала в Монплезире».

Новый виток значимости Монплезира произошел в царствование Елизаветы. Дочь Великого Петра, Елизавета благоговела перед памятью отца и подражать ему считала своей священной обязанностью. Известно, что при ней воскресли многие петровские учреждения, отмененные или измененные при преемниках Петра. Подражание отразилось и на частной жизни императрицы. Петергоф при ней вновь принял характер личной резиденции и места отдыха, куда допускались только специально приглашаемые хозяйкой гости в строго определенное время. По воспоминаниям современников, «Елизавета предавалась в Петергофе мало доступным ей удовольствиям частной жизни. То она сама стряпает обед в особо устроенной при Монплезире кухне, то разводит огород и осматривает кладовые на собственной даче, то ужинает с близкими людьми под деревьями Монплезира; начинается дождик и все присутствующие хватают приборы и спасаются с ними под кровлею».

Императрица Елизавета Петровна

Дочь Петра, Елизавета почитала все, что было связано с ее великим отцом

Оставившая глубокий след в истории России Екатерина Вторая прохладно относилась к Петергофу, предпочитая Царское Село. Но и она питала особые чувства к Монплезиру. Дело в том, что в царствование Петра Третьего двор с государем жил в Ораниенбауме, Императрица Екатерина же избрала своим летним пребыванием павильон Монплезир, скромный уголок петергофского сада. Здесь она в тихом уединении развивала свои богатые способности чтением и наблюдением ко всемук выхдящему из ряда вещей обыкновенных. Екатерина читала Монтескье, делала на полях пометки; в них ею выражены взгляды по поводу необходимости женского образования, о значении дворянства в государстве, об отмене крепостного права. Впоследствии это чтение послужило подготовлением к будущей государственной деятельности монархини.

Екатерина Вторая

Именно из Монплезира Екатерина отправилась в Петербург к императорскому трону

Но не стоит думать, что Жизнь в Монплезире в окружении небольшого количества прислуги простой образ жизни был пределом мечтаний великой княгини. Именно в Монплезире опальную императрицу посещали ее друзья и шли переговоры о необходимости переворота который и совершился 28 июня 1762 года. В этот день Екатерина прямо из Петергофа отправилась в карете графа Орлова в Петербург, где и произошло ее вступление на престол. Тот же час в Петергоф приехал Петр Третий с намерением арестовать жену, но уже не застал ее. Получив известия о перевороте, прямиком от Монплезира император отправился по морю искать убежища в Кронштадт, откуда вернулся в Ораниенбаум подписать свое отречение. В карете под конвоем он был доставлен опять-таки в Петергоф где уже снова находилась Екатерина, окруженная присягнувшей ей гвардией и был отправлен в Ропшинский дворец, ставший последним прибежищем Петра Третьего.

Сама же Екатерина Вторая, в дальнейшем приезжая в Петергоф, всегда занимала Монплезир и любила работать на террасе дворца, открытой на взморье; если же был день ветреный, то государыня занималась с другой стороны галереи, в цветнике. При ней площадка перед Монплезиром была выстлана мрамором и по берегу устроена каменная балюстрада.

Терраса Монплзира оформлена каенной балюстрадой

Знаменитая терраса, откуда сиятельные самодержцы любовались Петербургом и завораживающими морскими панорамами

Не меньшую гордость вызывал Монплезир и у преемников Екатерины. При Павле Первом в Петергофе гостил бывший польский король Станислав-Август Понятовский. Он жил в Монплезире и пользовался императорским гостеприимством. Павел сам служил гостю проводником по садам и дворцам Петергофа. Знаменитый гость отзывался с восторгом о красотах и богатстве своего временного приюта.

Терраса Монплезира в Петергофе. Акварель А. М. Дорогова.1847

Терраса Монплезира в Петергофе. Акварель А. М. Дорогова.1847 год

При Александре Первом в саду перед Монплезиром были поставлены 4 золоченные статуи — Аполлона, Фавна, Психеи, Кановы и Фавна с козленком — с подножия которых вода спадает в виде стеклянного колокола. Мысль о таких статуях высказывал еще Петр Первый.

Фрагмент сада при Монплезире с золоченными статуями

Фрагмент сада при Монплезире с золоченными статуями

В царствование императора Николая Первого в залах Монплезира неоднократно давались балы и придворные праздники. Но особенно здесь император Николай любил пить вечерний чай, любуясь в ясную погоду как блестит купол Исаакиевского собора и шпиль Петропавловской крепости. Николая Первого гуляющие часто могли встретить в Нижнем саду. Чуть ли не каждый день он ходил из Александрии в Монплезир, а оттуда по Косой аллеи поднимался к Большому дворцу где и занимался в кабинете Петра Великого.

При императоре Александре Втором в Монплезире на месте ветхого флигеля, где была ванна, была сделана каменная купальня для императрицы и в то же время к этой постройке отделана примыкающая Арабская зала. С того момента Монплезир сохранялся практически в неизменном виде до самого начала войны, приобретя славу мемориала эпохи великого Петра.

Во время войны во дворце были организованы немецкие казармы; в качестве топлива для печек использовалась деревянные детали паркета, обшивки стен, панно. На знаменитой приморской террасе, бывшей любимым местом отдыха русских императоров, были установлены орудия…

Монплезир. 1944 год

Так выглядел Монплезир после освобождения Петергофа…

В ходе операции по освобождению Нижнего парка Петергофа противник подорвал практически все сколько нибудь существенные строения в том числе и Большой императорский дворец… Все, кроме Монплезира, который был отбит одним из первых советскими солдатами. Последовали десятилетия кропотливой работы реставраторов, и сегодня Монплезир вновь гостеприимно распахивает свои двери для гостей в летний сезон…

Ремонт кровли Монплезира

Потребовались долгие годы, чтобы вернуть Монплезиру былую роскошь…

И сегодня Монплезир является одной из наиболее выдающихся реликвий отечественной истории, сконцентрировавшей в себе историческую память о многих выдающихся личностях в истории России. Будучи любимым творением Петра, он намного пережил своего создателя. Здесь охотилась Анна Иоанновна, на террасе пили чай Екатерина Великая и Николай Первый, стоял на часах будущий великий полководец Суворов, закатывались пиры, переживались неудачи… Судьба уготовила Монплезиру статус первого дворца петровской эпохи и позаботилась о том, чтобы дворец получился самобытным, совtрешенно не похожим на другие. И наверное есть справедливость в том, что любимое детище Петра сохранилось до наших дней, давая уникальную возможность прикоснуться к далекой петровской эпохи, когда на месте рыбацких деревушек стали появляться Петербург, Петергоф, Кронштадт. Шедевры вселенского масштаба, привлекающие гостей со всего мира.

Монплезир. Вид с южной стороны

Воздушное одноэтажное здание на голландский манер — таким остается Монплезир в памяти посетителей

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *