IMG 6835

«Внутри церковь прямо великолепна»

Путешествуя вдоль южного побережья Финского залива, обязательно стоит заехать в поселок Гора-Валдай. Его окрестности изобилуют интересными местами, напоминающими, прежде всего, о страницах военной истории края. Однако немало интересного здесь надут для себя и любители природных красот и старинных построек. Ранее в наших очерках уже освещалась история усадьбы Алютино, скрытой внутри поселка на берегу озера. Сегодня речь пойдет о духовной доминанте окрестных мест – Свято-Троицкой церкви.

Церковь пресвятой Троицы. Поселок Гора-Валдай

Своим обликом Троицкая церковь напоминает приходские храмы городов средней полосы России

Церковь Пресвятой Троицы. Поселок Гора-Валдай

Даже проезжая мимо по шоссе, без труда можно разглядеть колокольню Троицкой церкви, “уютно разместившейся” в горовалдайских лесах

Своим появлением Троицкая церковь обязана последнему владельцу усадьбы Алютино Ивану Агаповичу Воронину. Будучи выходцем из Ярославской губернии, Воронин начинал свою деятельность в Петербурге как обычный предприниматель. Со временем ему удалось добиться больших успехов в делах: к 1891 г. он вошел в когорту купцов 1-й гильдии, являлся владельцем ткацкой фабрикой в Екатерингофе и одним из пайщиков Выборгской бумагопрядильной мануфактуры.

Иван Агапович Воронин

Своим появлением Троицкая церковь обязана Ивану Агаповичу Воронину, последнему владельцу имения Алютино…

В 1896 году Воронин выкупил имение Алютино у представителей семьи Дребс, владевшей усадьбой на протяжении более полувека. В обустройство имения им было вложено немало сил и средств. Красивая природа, обустроенная усадьба… Не хватало завершающего штриха – расположившейся неподалеку церкви, которую могли бы посещать не только обитатели поместья, но и крестьяне соседних деревень.

Василий Антонович Косяков. Архитектор

… и архитектору Василию Антоновичу Косякову, признанному храмостроителю на рубеже 19-20 веков

Стоит отметить, что в отличие от южной части Петергофского уезда, где храмостроительство осуществлялось владельцами имений вне общего плана и предначертаний церковных властей, в северной (приморской) части храмы возникали в ответ на назревшую в них нужду вследствие прироста населения. К моменту описываемых событий на южном побережье были лишь две церкви – в Ораниенбауме и Ковашах. Частично проблема была решена усилиями известного храмоздателя, протоиерея Ораниенбаумской дворцовой церкви о. Гавриила Любимова, усилиями которого были построены Ораниенбаумский собор Архистратига Михаила, а также церкви в Мартышкино и Большой Ижоре. Заключительная же волна строительства храмов в приморской части Петергофского уезда затронула Лоцманское селение и Гора-Валдай.

Церковь Пресвятой Троицы. Поселок Гора-Валдай

Титульный лист прошения Потомственного почетного гражданина И.А. Воронина о строительстве церкви в имении Алютино. ЦГИА СПб Ф.19 Оп.91 Д.11 Л.1

После приобретения Алютино, Воронин не стал откладывать дело в долгий ящик. И уже 29 января 1899 года им было отправлено прошение на имя Митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Антония об устройстве в имении Алютино новой церкви. Примечательно, что хотя в тексте прошения новая церковь упоминается как домовая, в качестве дополнительной аргументации выдвигается удобство посещения храма для местных крестьян. Основу будущего прихода, включавшего в себя деревни Гора-Валдай, Черная Лахта, Пулково и Шепелево, составляли ижоры. Ближайшая православная церковь располагалась в селе Коваши, расстояние до которой зимой по замерзшим болотам составляло 8 верст, а летом по обходной дороге – 18 верст. Такое расстояние делало крайне неудобным посещение храма как для владельцев усадьбы, так и для крестьян перечисленных деревень. Вместе с прошением был предоставлен проект будущего храма на 600 человек. Для строительства церкви помимо денежных средств Ворониным в пользу Епархиального ведомства был пожертвован участок земли в 240 саженей.

Церковь Пресвятой Троицы. Поселок Гора-Валдай

Протокол заседания Строительного отделения СПб Губернского правления. Вердикт – “постройку церкви разрешить”. Источник: ЦГИА СПб. Ф,256 Оп. 26 Д. 166. Л.5

В апреле 1899 года благочинным Петергофского округа священником Александром Поповым была осмотрена территория будущего прихода. Как указывалось в рапорте, «Место, избранное для храма, по своей живописности и центральности положения относительно окрестных деревень вполне благоприятствует построению храма…. Храм в означенной местности будет истинным благодеянием для всех окрестных деревень». Вместе с тем в рапорте отмечалась необходимость придать новой церкви статус не домовой, как первоначально планировал Воронин, а приходской. Также был сделан акцент на необходимости будущего материального обеспечения самого храма и причта.

Церковь Пресвятой Троицы. Поселок Гора-Валдай

Кажущаяся внешняя простота основного строительного материала – неоштукатуренного кирпича – не в силах скрыть оригинальную узорчатость в оформлении фасада

Через несколько лет храм был готов к освящению. Благочинный Петергофского округа священник Александр Попов, проводя освидетельствование горовалдайской церкви в июле 1903 года, отмечал, что «церковь снаружи и колокольня… вполне готовы и производят на посетителя самое приятное впечатление своей красотой и гармоничностью частей. То же касается и внутреннего убранства». Изначально планировалось освятить храм в конце августа 1903 года, однако помешали сложности с оформлением внутреннего убранства. В результате освящение приходской церкви во имя Святой Троицы было отложено до октября 1903 года.

Церковь пресвятой Троицы. Поселок Гора-Валдай

Шатровая колокольня с главой луковичной формы устремляется в небеса

Вот какой увидел только что построенную Троицкую церковь Епископ Ямбургский Сергий в ходе своей поездки по церковным приходам Петергофского уезда:

«Церковь каменная, некрашеного кирпича, в русском стиле, стоит невдалеке от усадьбы строителя купца Воронина. Кругом лес и селений не видно. Внутри церковь прямо великолепна, мало таких и в Петербурге. Иконостас густо золоченный, с оригинальной сенью над царскими вратами. Иконы прекрасного художественного письма, местные – под зеркальными стеклами. Стены расписаны в том же стиле и также безукоризненно хорошо. Пол из метлахских плит. Особенность: на горнем месте в уровень с человеческим ростом повешена довольно большая икона мученика Леонида (поясная). Это в память о сыне строителя храма, случайно застрелившемся в этом поместье.  Ризницей и утварью церковь снабжена достаточно хорошо и все это очень хорошего качества. Но широко задуманное дело как будто не закончено. Церковь не обеспечена капиталом, а чем она великолепнее, тем труднее будет поддерживать ее небольшому приходу, приписанному к ней. Поддержка же необходима уже и теперь, хотя церковь выстроена всего несколько месяцев. От того ли, что не дали зданию хорошенько просохнуть, или от того, что отопление устроено не столь хорошее, какого бы требовало великолепие церкви, но только церковь очень отсырела и роспись уже испорчена. В куполе, например, так прямо висит лоскутьями. Требуются, таким образом, расходы и немалые.  

При церкви состоит священник отец Николай (возможно, Михаил – авт.) Полетаев, только еще посвященный и, видимо, еще не потерявший первоначального воодушевления. Для него может быть со временем покажется скучно в этом глухом месте, так как и он, и жена его, кажется, люди городские и с городскими привычками; но если приходское дело увлечет, тогда и это место станет дорогим и интересным.

Отец благочинный и строитель церкви обращали мое внимание на псаломщика Попова: он до сих  пор только числится только  и.д., так как не имеет ценза (взят из кронштадтских певчих), а между тем заслуживает всякого одобрения своим усердным исполнением служебных обязанностей и своим искусством читать и петь. При мне он действительно безукоризненно читал часы, обученный же им хор пел литургию превосходно, при том не цедуром, всюду слышимым и уместным разве в хорах, богатых хорошими голосами, а более высоким тоном, так удобным при простом пении. Псаломщика Попова просили утвердить в должности и, если возможно, удостоить посвящения в стихарь, что я со своей стороны считал бы не чрезмерным.

Несмотря на горячую пору, народу собралось к богослужению много, и молились все усердно. Вообще народ здешний церкви очень рад и ходят много. Нельзя было также без глубокого смущения видеть и смиренное усердие народа к архиерейскому сану: женщины, например, постилали по пути прямо в пыль свои шелковые дорогие платки и просили идти по ним.

Для причта храмоздателем выстроен хороший деревянный дом. В верхнем этаже живет священник, в нижнем – квартира псаломщика и еще запасная (для просвирни, например). Квартиры очень хорошие, но усадьбы у дома нет, нет также и земельного надела (хотя в имении Воронина около 2 000 десятин леса). Вместо этого положено храмоздателем жалованье, но очень незначительное, так что священник, по словам о. благочинного, существует пока лишь при помощи своих родных. Священник подал при мне о. благочинному прошение о назначении казенного жалования, что, конечно, крайне здесь необходимо.

По неизвестным причинам Воронин отказался выделить земельный надел причту. Вместо этого в первые годы владелец Алютино выделял по 400 рублей ежегодно на содержание причта. Позднее Воронин внес в обеспечение причта 10,5 тысяч рублей в виде государственных ценных бумаг для хранения «на вечные времена». Это был неприкосновенный капитал, доходы с которого должны были идти на содержание причта Троицкой церкви. Тогда еще трудно было предположить, что «вечные времена» уместятся всего лишь в десятилетие…

Церковь Пресвятой Троицы. Поселок Гора-Валдай

Чертеж фасада Троицкой церкви. 1899 г. Источник: Дворянские усадьбы Санкт-Петербургской губернии. Ломоносовский район. Мурашова Н.В., Мыслина Е.П.

Межвоенный период в истории края во многом предопределил дальнейшую судьбу храма на многие десятилетия вперед.

В марте 1922 года церковь святой Троицы была передана Ковашевским советом депутатов в управление церковной двадцатке на основании специального акта, в котором оговаривались наиболее существенные условия. Практически в  это же время было проведено изъятие части церковных ценностей в пользу голодающих Поволжья (Помгола). Изъятию подлежали 75% имевшихся ценностей, исходя из общего веса драгоценных металлов,  для чего была проведена опись имущества Свято-Троицкой церкви. В результате храм лишился ряда ценностей, в том числе серебряной ризы с иконы Покрова Пресвятой Богородицы, серебряно-вызолоченной оправы с Евангелия, серебряного кадила и ряда других предметов общим весом 5 фунтов 31 золотник. 20 мая того же года  указанные предметы были приняты по описи Петергофским Уфинотделом.

Новая эпоха формировала свою систему ценностей, в которой места религии и вере находилось все меньше и меньше. Постепенно отношение к храму со стороны местных жителей становилось все более равнодушным. К концу 20-х годов это обстоятельство стало бросаться в глаза, о чем свидетельствуют материалы проведенных обследований местных сельсоветов, сохранившиеся в РГА ВМФ:

При деревне Гора-Валдай имеется церковь. Священник из Гора-Валдая ввиду слабой оплаты уехал и бывает лишь проездом по заказу. Возглавляет религиозное движение церковная двадцатка. Религиозность населения невелика (можно судить по тому, что большинство отказалось платить священнику), главным образом, среди женщин. Верующих всего 20-25%. Священника выписывают из деревни Коваши.

Окончательное завершение идиллического периода в истории храма приходится на рубеж конца 20-начала 30-х гг. Именно тогда на южном побережье Финского залива начинают проводиться масштабные рекогносцировочные работы по линии Морских сил Балтийского моря (будущего Краснознаменного Балтийского флота), целью которых являлся выбор местностей для масштабного строительства береговой флотской инфраструктуры. Среди прочих мест на прицел рекогносцировщиков попало и восточное побережье Горовалдайского озера с примыкающими постройками. Результатом этого стало закрепление за флотом в порядке землеустройства в 1932 г. части территории бывшей мызы Алютино общей площадью 7,61 га с шестью постройками. А в 1935 г. командованием Ижорского укрепленного района был поставлен вопрос об отчуждении оставшейся территории бывшей усадьбы в связи с ее тесным соседством с боевыми объектами укрепрайона и посадочной площадкой авиации КБФ. Отчуждению подлежала территория бывшей мызы от берега озера до западного края колхозной пашни общей площадью 5,25 га. Тем самым территория усадьбы Алютино вкупе с деревней Гора-Валдай на долгие годы превратились в закрытый военный поселок со всеми вытекающими последствиями. Под военные нужды было приспособлено практически все: в частности, бывшие усадебные постройки превратились в жилые дома, хозяйственные склады и оранжереи; часть территории превращена в плац.

Время продолжало свой неумолимый бег. Позади остались военные годы, постепенно восстанавливались военная и гражданская инфраструктура на побережье Финского залива. Однако все это упорно обходило стороной Троицкую церковь. Творение Косякова, волею судеб оказавшееся на долгие годы в центре военного городка, постепенно приходило в упадок. К концу 80-х годов это стало невозможно скрывать.

Церковь пресвятой Троицы. Поселок Гора-Валдай

Неумолимое время не пощадило творение архитектора Косякова… 1992 г. Фото Сергия Анищенко

Церковь пресвятой Троицы. Поселок Гора-Валдай

Неудивительно, что со временем храм пришел в плачевное состояние. 1992 г. Фото Сергия Анищенко

Каждый раз, проезжая по шоссе маршрутом Со­сновый Бор — Ломоно­сов, мы не перестаем удивляться красоте этих мест. А следуя мимо Шепелевского озера, не­льзя не обратить внима­ния на горовалдайскую церковь. Как она тонко, умело вписана в окружа­ющий ландшафт!

 Наши предки подарили нам это сокровище. Они входили под своды хра­ма, очищаясь от суеты повседневности, думая о днях грядущих.

 И что же? Вот уже несколько десятилетий церковь обречена на за­пустение, перекрыта да­же дорога к храму.

 Ветры и непогода со­рвали с него, никем не присмотренного, кровлю, покосился крест. Вода струится по стенам цер­кви. Отваливается штука­турка, вместе с ней исче­зает роспись стен и сво­дов.

 Уместен вопрос: где же организация по охра­не памятников истории и культуры, в которую мы ежегодно вносим свои взносы?

 А ведь церковные зда­ния — теперь мы осозна­ли это — тоже достояние народа. Уверен — если сейчас ничего не пред­принять, то здание окон­чательно разрушится, и груда его обломков ста­нет для наших потомков еще одним напоминани­ем, как мы, живущие в XX веке, относились к своей истории…

Газета «Маяк прогресса», 1989 г.

Ситуация начала меняться в 90-е годы. Толчком к переменам в судьбе Троицкой церкви стала регистрация православной общины в Сосновом Бору и последующая передача храма верующим в 1994 году.  Грустная картина предстала перед прихожанами. От фресок остались лишь небольшие фрагменты, практически полностью сгнил купол, на крыше поселились березки. От вызывавшей некогда восхищение церкви практически ничего не осталось, лишь стены, да каменный пол. Прошло долгих шесть лет, прежде чем в храме после долгого перерыва была проведена первая служба.

Церковь Пресвятой Троицы. Поселок Гора-Валдай

Реставрация храма продолжается и сегодня. Фото Анны Макарычевой

И сегодня Троицкая церковь продолжает восстанавливаться, оставляя позади длительный период забвения.

Церковь Пресвятой Троицы. Поселок Гора-Валдай

 

По материалам ЦГА, ЦГИА, РГА ВМФ

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполняя данную форму вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006г. №152-ФЗ "О персональных данных" на условиях и для целей определенных Политикой в отношении обработки персональных данных.