Снимок

Когда на собрании падают со стульев…

Однажды, после утреннего туа­лета, задумал почтенный зав. про­инструктировать своих подчинен­ных.

Снимает с телефона трубку, просит вызвать Молосковицы. Ему немедля вызывают.

— Соберите завтра к вечеру собрание. Я приеду — говорить буду.

Трубка повешена на свое место. Ткаченко начал готовиться к до­кладу, а молосковицкие связисты — к собранию.

19 марта Ткаченко к назначен­ному времени был в Молосковицах. Связисты, большие и мень­шие по должностям, были уже в сборе. Как и полагается, из­брали председателя и секретаря, на стол поставили пузатый гра­фин с водой.

Секретарь начал писать прото­кол.

В 5 часов вечера (запомните, читатель) председатель предоста­вил слово Ткаченко.

Почтенный зав. важно подошел к столу, выпил (для голоса) пол — стакана воды, развернул тезисы доклада, изготовленные накануне, и начал.

Сначала Ткаченко говорил… Ну да, впрочем, не важно, о чем гово­рил. Он инструктировал связи­стов о посылках, госпакетах, доплатных письмах, экспеди­ровании… Накачивал на счет вежливости, дисциплины…

Часовая стрелка двигалась к восьми. Половина воды в графи­не была уже выпита, а Ткаченко все говорил… Доклад длился уже три часа.

Связисты стали зевать, а кое-кого прямо ко сну поклонило. Доклад продолжался… Из уст Ткаченко вылетали слово за сло­вом, фраза за фразой…

Один из письмоносцев пустой графин снова наполнил водой.

Часовая стрелка переходила за двенадцать… А Ткаченко все го­ворил. Доклад длился уже семь часов. В комнате, в углах раз­давался смачный храп со звон­ким присвистом. Передние, что сидели ближе к докладчику, си­лясь одолеть приступы сна, по­качивались на скамьях.

А доклад продолжался…

Председатель, с молчаливого согласия некоторых, еще не уснувших связистов, попробовал внести предложение: сократить доклад, но в ответ получил гроз­ный окрик докладчика:

— Кому не нравится — сейчас может выйти, а там посмотрим…

Как же уйдешь, коли началь­ство «смотреть» собирается. Ус­нувшие уже валились со скамеек.

И только около пяти часов утра (?!) доклад был окончен. Двенадцать часов говорил Тка­ченко… Да, да — двенадцать!!!

Самодовольным уезжал он из Молосковиц, а проснувшиеся свя­зисты сожалели, что прерван их сладкий сон.

Так «проводил» собрание зав. Райотделом связи Ткаченко. А ведь на собрании присутствовало 35 человек.

Связист

Газета «Колхозный штурм», 1935 г.

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Заполняя данную форму вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006г. №152-ФЗ "О персональных данных" на условиях и для целей определенных Политикой в отношении обработки персональных данных.