62.2.13.44

Копорский аэродром: передовой, оперативный, лагерный

Свою историю копорский аэродром ведет с 1925 года. Именно к этому времени относятся первые сведения об использовании полей к югу от Копорья для лагерного расположения Первым Морским Истроотрядом. Потребности морской авиации – увеличение района действия разведывательных отрядов воздушных сил Балтийского моря, равно как и защита Лужской Губы как маневренной базы Флота от воздушных атак противника – диктовали необходимость оборудования целой сети морских и сухопутных аэродромов. В июле 1925 года специальная Комиссия провела обследование территорий в районе Лужской Губы, озер Копанского и Глубокого, села Копорье, побережья Финского залива близ Систо-Палкино, Керново, мыса Долгого, т.е. тех пунктов, в которых могли бы быть организованы морской и сухопутный передовые аэродромы на 6 самолетов каждый. Изучение территорий проводилось в рамках сравнения по трем основным признакам: в оперативном отношении, в летном отношении, в экономическом отношении, т.е. в объеме работ, необходимых для оборудования аэродрома и создания связи с центром.

Обследование подтвердило целесообразность развития аэродрома на копорских полях. Имевшийся к тому моменту лагерный аэродром занимал один из участков поля, по форме пра­вильный прямоугольник, размерами по сторонам 160×320 метров. Такая площадь, безусловно, не могла быть признана достаточной. Поэтому в качестве первого шага предполагалось увеличить его ширину в два раза до 320 метров для работы на нем состоящих на вооружении отряда 6 самолетов типа «ФОККЕР Д.7». При этом наличие открытых подходов к аэродрому с трех сторон открывало перспективы к дальнейшему увеличению аэродромной площади с доведе­нием ее размера до 1 квадратного километра в каждую сторону.

В глазах рекогносцировщиков Копорский аэродром обладал рядом несомненных преимуществ, прежде всего, в оперативном отношении. Располагаясь на расстоянии около 12 километров от Финского залива и на высоте 135 метров, аэродром был фактически неуязвим для обстрела с моря. Помимо этого, он находился неподалеку от Лужской губы и Красной Горки и мог обеспечивать должную охрану флота, стоявшего на рейдах указанных пунктов. К тому же аэродром являлся едва ли не единственным пунктом базирования истроавиации для охраны Копанского и Горавалдайского морских аэродромов – пунктов базирования разведывательной авиации Балтийского моря в военное время, а также для обеспечения операций тяжелых самолетов на плесе Стирсудден – Шепелево – Сескар. Наконец, Копорский аэродром являлся единственной сухопутной посадочной площадкой в Нарвском направлении от аэродромов в Новом Петергофе и Гатчине.

Аэродром в Копорье

Нынешняя дорога, состоящая из плит, разрезает поле бывшего копорского аэродрома на две неравные части

Достаточно удобным было и транспортное сообщение с аэродромом. Помимо Копорского тракта, обеспечивающего автомобильную связь с Ленинградом, на завершающем этапе строительства находилась Копорская железная дорога, соединявшая основную линию Балтийской железной дороги с Приморской Железнодорожной ветвью, которая обеспечивала аэродрому связь с центром и облегчала доставку необходимых материалов.

Благоприятствовали строительству аэродрома и другие факторы. В частности, хорошее состояние поверхности поля, которое при минимальных работах могло быть адаптировано до нужных стандартов. Характер грунта свободно позволял возводить сооружения любого характера. Рядом аэродромом располагались источники ключевой воды, строевой лес. Кроме того, под нужды аэродрома (размещение авиачастей и вспомогательных аэродромных сооружений) могли быть использованы некоторые из существовавших зданий бывшего имения Зиновьева, впоследствии закрепленных за совхозом.

Таким образом, наличие аэродрома в окрестностях Копорья, исходя из оперативных соображений, представлялось совершенно необходимым.

Аэродром в Копорье

Живописные поля, расположенные на краю ижорской возвышенности, сразу же были взяты на прицел военными рекогносцировщиками для последующего оборудования сухопутных аэродромов

Однако интересы военных ведомств, как это зачастую происходило при военном строительстве, вошли в противоречие  с колхозными нуждами. Окрестности Копорья, располагавшиеся у северной границы Ижорской возвышенности, представляют собой качественные почвы для выращивания урожая. По состоянию на середину 20-х годов их большая часть была вовлечена в сельскохозяйственный оборот и обрабатывалась местными колхозами и совхозами. Неудивительно, что определенную строптивость проявило Областное земельное управление (ОБЛЗУ), в августе 1927 года выступившее с возражением об отводе запрашиваемого Военведомством участка. В конечном счете, был найден определенный временный компромисс: совхозы могли продолжать пользоваться землей при условии, что такие земельные участки не могли застраиваться; на них были бы выравнены межи, убраны камни и вырублен кустарник. Кроме того, ВВС округа и морских сил Балтийского моря получили право наблюдать за состоянием уча­стка в аэродромном отношении. Подобные меры были призваны, с одной стороны, не нарушать правильность ведения хозяйства, а с другой – контролировать, чтобы засеянные культуры не испортили почвы участка для возможной работы ВВС.

Специальным образом предполагалось организовать систему противовоздушной обороны копорского аэродрома. По замыслу она должна была состоять из трех 76 м/м батарей, трех пулеметных взводов и нескольких прожек­торов. Первую батарею предполагалось разместить на южной окраине деревни Ивановское, связь с  которой обеспечивалась полевой дорогой «аэродром-батарея» и далее до дороги Копорье-Ломаха. Вторая батарея располагалась бы в полукилометре южнее деревни Юрьево. Третья – у северной окраины деревни Ирогощи, от которой отходила полевая дорога в сторону аэродрома.

На малых высотах противовоздушная оборона аэродрома могла осуществляться тремя взводами пулеметов, имевшими позиции на стыке дорог Копорье-Заболотье и Копорье-Новоселки, а также в северо-западном и юго-западном углах аэродрома. Командный пункт Командира дивизиона предусматривалось разместить на лесопильном заво­де в северо-западном углу аэродрома. Службу воздушного наб­людения и предупреждения должны были нести вахты на позициях батареи и на передовых наблюдательных пунктах ПВО в Глобицах, Гомонтово, Ратчино, Котлах, Ручьях и на Копанском гидроаэродроме. Группу основных ночных прожекторов предполагалось установить у церкви в Новоселках, на западной окраине деревни Заринская, северо-восточной окраине деревни Ивановское и восточнее деревни Широково, причем в первых двух случаях наличие шоссированных автодорог позволяло использовать автомо­бильную установку. Дополнительные прожекторные позиции копорского аэродрома  были спланированы на западной окраине деревни Кербуково, на стыке дорог Подмошье – Копорье и Климатино-Копорье, на северо-западной окраине Копорья и полукилометром южнее деревни Заболотье.

В 1931 году территория участка была окончательно закреплена за СКО Морских Сил Балтийского моря специальным постановлением Леноблисполкома. К этому моменту копорская посадочная площадка  стала трансформироваться в полноценный аэродром.  Ее площадь расширилась до прямоугольника со сторонами 600х700 метров. И хотя земля еще оставалась в распоряжении местного совхоза и единоличников, военным ведомством намечались дальнейшие меры по развитию местного аэродрома. Предполагалось пропахать и укатать крестьянские поля и межи, срезать мелкий кустарник, убрать камни у западной границы пло­щадки и закрыть для общего пользования дорогу Копорье Климатино. Близ рабочей площадки располагались четыре сарая на каменных столбах, два из которых совхоз согласился передать ВВС для устройства гаража, склада, мастерских и помещений для личного состава на лагерный период. В самом Копорье и совхозе ряд жилых и нежилых строений предполагалось использовать для размещения Штабов, начсостава, устройства столовой, лазарета и других необходимых сооружений.

Аэродром в Копорье

Фрагмент титульного листа учетной карточки Копорского оперативного аэродрома. Источник: РГА ВМФ Ф. Р-62 Оп.2 Д.3

На данном этапе основным назначением аэродрома по-прежнему оставалось лагерное размещение истребительных частей. Для этих целей необходимо было провести нивелировочные работы, плановую съемку участка, а также изыскания для постройки артезианского колодца. Кроме того, на фоне неудовлетворительного качества существующей связи требовалось провести специальные линии телефонной и телеграфной связи.  На постоянное базирование должен был перейти штат Воздушного Поста мирного времени, обеспечив тем самым уход и охрану аэродрома, отчуждаемых и построенных зданий.

При выполнении данных условий, а также дальнейшего расширения летного поля до размеров 1,5х1,5 или 2х2 километра копорский аэродром помимо выполнения функций передового аэродрома и лагерной стоянки для истребительной или сухопутной разведыва­тельной эскадрильи мог претендовать на статус передового аэродрома для тяжелой авиабригады, благо все предпосылки для этого были: выгодное географическое положение, рельеф местности, почва, подходы, пути сообщения. Фактически именно с этого момента в оборот вводится понятие «Копорского аэродромного узла» с дополнительными площадками в Котлах и Керстово. На весну 1932 года было намечено строительство дополнительных складов и сооружений с расчетом на возможное базирование в военное время тяжелой Бригады бомбардировщиков. В результате в общем списке оперативных аэродромов Морских сил Балтийского моря аэродром в Копорье значился как сухопутный аэродром для тяжелой авиации в форме круга размером 1500 метров в диаметре.

В рамках намеченных мероприятий были проведены земляные работ общим объемом до 50 000 кубометров, проведена обработка поля, выполнен перенос участка шоссе и телеграфных линий.

В северной части появились аэродромные постройки, достигавшие 8-9 метров в высоту. Основным пользователем  Копорского аэродромного узла была намечена тяжелая бомбардировочная авиация флота, состоявшая из 72-й, 73-й, 74-й, 76-й  авиаэскадрилий. В то же время с освоением новых площадок все рельефнее выделялись недостатки собственно Копорского аэродрома, прежде всего, небольшой размер летного поля и уязвимость для артиллерийского огня с моря в связи с  развитием корабельной артиллерии.

В связи с масштабным военным строительством, проводившимся на южном побережье Финского залива и примыкающих территорий, представителями Военведа был поставлен вопрос о расширении границ Крепостного района мирного времени в сторону расширения. За счет включения в него населенных пунктов Мартышкино, Большие Илики, Мишелево, Копорье, Котлы, реки Россонь до стыка советско-эстонской границы  в Нарвском заливе. Указанное ходатайство нашло свое отражение в эспланадных правилах Ижорского укрепленного района Береговой обороны Морских Сил Балтийского моря, установивших южную границу ИУРа через населенные пункты через  населенные пункты Куровицы-Пиллово-Перелесье-Ласуны-Воронино-Гостилицы. Таким образом, Копорье, будучи расположенным  на достаточном удалении от побережья Финского залива, вошло в зону ответственности флота.

Аэродром в Копорье

Фрагмент эспланадной карты Ижорского укрепленного района. Источник: РГА ВМФ Ф. Р-92 Оп.2 Д. 182

О том, как выглядел аэродром в Копорье к 1934 году, можно составить некоторое представление по сохранившимся записям о полевых поездках руководящего начсостава Штаба ВВС БМ и 2-й авиабригады на Копорский аэродромный узел, состоявшихся в апреле того же года.  Целью поездки являлась проверка на месте условий базирования Второй авиабригады на Копорском аэродромном узле в зимнее время в условиях боевой работы. Согласно заданию, части 2-й авиабригады дислоцировались на Копорском аэродромном узле следующим образом: в Копорье располагались управление Бригады, 5-я и 7-я авиаэскадрильи по 12 ТБ-З, 2-й ав. Парк, 2 дивизион ПВО; в Котлах – 6-я и 8-я авиаэскадрильи по 12 ТБ-1, а также летучка 2 ав. Парка. Инспекцией на месте были выявлены следующие результаты:

Расквартирование личного состава… в аэродромных постройках в зимнее время невозможно, так как все сооружения – холодного барачного типа.

Техническое имущество может быть размещено в находящихся на аэродроме помещениях.

Для обеспечения горючим необходимо полностью залить имеющуюся на аэродроме емкость и содержать его как неснижаемый запас. Это даст 70 тонн горючего – количество, обеспечивающее одну полную заправку двух эскадрилий ТБ-3

Обеспечение водой и маслом. Дебет воды 18 000 литров в час, запасная емкость в водонапорной башне – 12 000 литров. В наличии на аэродроме для подогрева воды может быть использована баня, дающая 11 700 литров в час при дооборудовании ее не менее чем шестью внешними разборными кранами, что дает возможность в течение трех часов зарядить две эскадрильи ТБ-3.

Усложнена доставка горячей воды на аэродром из-за дальности расстояния. Возможности подогрева масла нет. Все наличные гончаровки Бригады смогут обеспечить не больше 20% потребностей.

Не намного лучше ситуация была и на аэродроме в Котлах, где лучшая приспособленность помещений для размещения личного состава нивелировалась худшим качеством летного поля. В результате было принято решение о дооборудовании Копорского аэродромного узла за счет использования жилых помещений населенных пунктов близ аэродромов, увеличении штата 2-го авиапарка для обеспе­чения подачи горючего, боезапаса и снабжения, а также оборудовании аэродромов водомаслонагревателями и формировании в Копорье 24 тонн авиабомб неприкосновенного запаса.

1935 год стал достаточно важным для авиации Балтийского флота. В представленной командованием программе развития основным аэродромом  базирования бомбардировочной колесной авиации Копорского аэродромного узла был определен аэродром в Котлах, копорскому же аэродрому отводилась роль оперативного. Однако, как новое явление, был отмечен статус копорского аэродрома как основного для размещения штурмовой эскадрильи, имевшей целью борьбу с морскими десантами противника (по планам – с 1938 года). Оперативным аэродромом для этих же целей должен был стать намеченный к постройке соседний аэродром в Куммолово (впоследствии именно аэродром в Куммолово стал постоянным, а в Копорье- оперативным). Помимо этого, с 1937 года в Копорье  планировалось разместить отдельный авиаотряд ПВО для буксировки рукавов для стрельбы зенитной артиллерии.

Таким образом, Копорский аэродромный узел продолжил развиваться в качестве основного места базирования сухопутной авиации Балтийского флота на западном направлении. Цепочка аэродромов давала возможность иметь вынесенную на 30 км от границы и параллельно ей линию аэродромов для тяжелой авиа­ции.

Аэродром в Копорье

Фрагмент титульного листа учетной карточки Копорского оперативного аэродрома. Источник: РГА ВМФ Ф. Р-62 Оп. 2 Д.13

Строительство в Копорье и окрестностях велось силами УВСР № 541, состав которого размещался в арендуемых крестьянских домах в самом Копорье и строившихся специальных стандартных домах УВСР. Необходимый строительный материал доставлялся на станцию Копорье, оттуда по шоссейной дороге подавался непосредственно на строительные площадки. Потребность в рабочей силе покрывалась путем централизованной вербовки аппаратом СКО КБФ в Калининской и Ленинградской областях.

На фоне перевооружения авиации менялись и требования к строящимся аэродромам. В этой связи командование Балтийского флота вынуждено было постоянно заявлять ходатайства об отводе дополнительных участков земли в дополнении к ранее отведенным. Не стал исключением и Копорский аэродромный узел. Так, в 1936-37 г.г. флот сделал заявку на отчуждение в окрестностях Копорья дополнительно к 286 га еще 194 га. Естественно, что подобная ситуация негативно сказывалась на материальном положении близлежащих колхозов. Если раньше сенокосы, расположенные на землях спецназначения, отведенных авиачастям флота в копорских окрестностях командованием частей сдавались на укос за плату разным организациям, то позднее подобное разрешение стало получать сложнее. В частности, в 1937 году райисполком обратился к командирам частей с ходатайством на предмет разрешения на скос травы близлежащим колхозам, нуждающимся в сенокосах и не обеспеченных кормовой базой, но в должные сроки не получил положительного ответа. Учитывая острый дефицит с кормами в колхозах, ежегодно тративших сотни тысяч рублей на закупку привозного корма,  потребовалось специальное ходатайство руководства Ленинградской области в разрешении вопроса через командование флота о предоставлении колхозам сенокосов и, в первую очередь, тем колхозам, от которых ранее было произведено изъятие участков.

В последние предвоенные годы обустройство копорского аэродрома продолжалось, хотя и меньшими темпами. После реформы строительства Балтийского флота площадки в Копорье и Куммолово вошли в зону ответственности Строительства № 44. На его долю в Копорье выпало, главным образом, строительство складов ВВС на смежной с копорским аэродромом площадке. С этой целью, а также ввиду необходимости дальнейшего расширения возможностей аэродрома в 1940 году было составлено проектное задания на водоснабжение и канализацию двух площадок:  сухопутного оперативного аэродрома и филиала склада ВВС. Причем если на аэродромной площадке уже был сооружен трубопровод и располагалась буровая скважина, то на площадке филиала складов, размещавшейся в основном в старых зданиях ликвидированного совхоза, водопроводные сети были разобраны вследствие ветхости.

Аэродром в Копорье

Схема оперативного аэродрома для тяжелой авиации в Копорье. Источник: РГА ВМФ Ф. Р-62 Оп.2 Д.13

К моменту описываемых событий аэродромная инфраструктура копорского аэродрома также оставляла желать лучшего. На территории аэродрома располагались три деревянных лагерных ангара на 14 самолетов типа Р-1 в виде навесов без ворот, пришедших в крайнюю ветхость. У двух из них, прогибы консольной конструкции покрытия, достигли в несколько де­сятков сантиметров. Большинство имевшихся строений представляли собой легкие летние постройки и сараи. В зимнее время могло использоваться  только караульное здание и баня проходимостью 50 человек в смену. Элек­тростанция с керосиновым двигателем и генератором на 19 квт, а также бензохранилище были оборудованы как временные. На территории лагерных строений имелась недооборудованная скважина глубиной 75 м. и временное водонапорное здание с деревянным резервуаром. К палаткам, камбузам и другим летним строениям была проложена водо­проводная сеть на небольшой глубине, местами выходившая на поверхность и эксплуатировавшаяся только в летнее время. Аэродром был снабжен двумя водомаслозаправщиками и таким же количеством бензозаправщиков. На территории аэродрома располагались два полевых тира.

Перечень служебных построек насчитывал деревянное здание для поста на оперативном аэродроме полезной площадью 128 кв. м., каменные служебные здания в Копорье площадью 478 кв. м. и два деревянных здания площадью 1 316 кв. м., где размещался личный состав. К его услугам на аэродроме были одна зимняя столовая емкостью 150 человек и одна летняя емкостью 200 человек. Дополнительно в Копорье имелась столовая емкостью на 50 человек. При части находился медпункт на 5 человек. В более серьезных случаях использовалась копорская больница емкостью на 30 человек. Автомобильный парк аэродрома составляли две полуторатонных грузовых машины, одна трехтонная и одна двухтонная, оборудованная под автобус.

Территория аэродрома была обнесена одним рядом колючей проволоки. Средствами искусственной и естественной, равно как и противовоздушной обороны аэродром не располагал. Увы, это обстоятельство во многом предопределит его судьбу в 1941 году…

В планах Штаба КБФ на месте существовавшего лагерного копорского аэродрома, эксплуатируемого только в летнее время, с ла­герными ангарами и легкими строениями служебного и хозяйственного наз­начения, должен был появиться постоянный аэродром с расчетом базирования на одну штурмовую эскадрилью. Предполагалось возвести два двухъячеечных ангара с американскими фермами объемом 20 тыс. кубометров, вдоль которых должны были расположиться приангарные бетонные дорожки длиной 110 метров и шириной 14 метров. Аэродромная инфраструктура дополнялась новыми служебными зданиями, оборудованием для горячего водоснабжения, метеорологической площадкой и бензохранилищем. Общая площадь аэродромной территории составляла 380 га. Для аэродромных нужд и ведущегося строительства использовались строения в самом Копорье и совхозе, в том числе больница и ветлечебница.

Аэродром в Копорье

Фрагмент Генплана Копорского постоянного сухопутного аэродрома 1940 г. Источник: РГА ВМФ Ф. Р-62 Оп.2 Д.40

Увеличение летного поля до 1,5 километров в диаметре диктовало необходимость проведения дополнительных работ по планировке, дренажу и удалению поверхностных вод. Кроме того, по главным направлениям летнего поля юго-восток и юго-запад предполагалось устройство летных полос с  улучшенной одеждой.

Планировкой предусматривалось деление территории аэродрома на сек­тора. В центре у главной дороги отводилось место административному сектору, в котором располагались здание штаба, караульное помещение, пожарное депо. Казарма располагалась  вблизи спецтерритории со свободным пространством, предназначенным под плац для занятий. Жилой сектор состоял из  трех каменных зданий для начсостава и вольнонаемных. Здание школы было приближено к деревне, что делало возможным использования ее и для местного населения. В центре городка размещались столовая начсостава и универмаг,  связанные с окружающими их зданиями жилого сектора и казармой. Проектом предусматривалось строительство капитальной электростанции на смену временной. Новое зда­ние электростанции планировалось расположить рядом с основным потребителем энергии – авиамастерскими. Последние должны были поместиться в специально построенном каменном здании с отдельным помещением для испытательной станции. Неподалеку от авиамастерских должна была расположиться территория техни­ческих складов. Особняком предполагалось возвести огнесклады, отнесенные проектом на 500 метров в сторону от существующих лагерных строений и связанные с территорией отдельно проектировавшейся дорогой.

Опираясь на документы, можно предположить, что Копорский аэродром должен был быть доведен до уровня лучших на тот момент стандартов оборудования оперативных аэродромов. Однако этим планам помешала начавшаяся война…

О том, как сложилась судьба копорского аэродрома и самого Копорья в 1941 году, можно судить по уникальным сохранившимся воспоминаниям очевидцев.

Нас, троих аэродромных связистов, поселили в доща­том сарайчике чуть ли не на середине летного поля. За­чем он тут оказался, этот сарайчик, никто из нас и не понял.

 В сарайчике были двухэтажные нары. Двое из нас в любое время суток могли отдыхать, третий должен был дежурить с телефонным аппаратом на взлетной площад­ке у самолетов, потому что дежурные летчики из машин не вылезали. Они так и спали в кабинах, одетые в пол­ное боевое снаряжение. В нашу задачу входило держать связь между ними и командным пунктом, передавать им приказы на вылет.

 В первую ночь никто из нас не дежурил, и мы, устав­шие за время перехода из Таллина, как только вошли в сарайчик, так и распластались на нарах, сняв с себя одни лишь бушлаты. Разбудил нас страшный грохот и вой пикирующих на аэродром самолетов. Сарайчик шатался из стороны в сторону, зияли дыры, пробитые осколками. Мы выползли на улицу. Что здесь творилось? Немецкие самолеты— сколько их двадцать, тридцать — кружились, как саранча, взвывая и пикируя, пачками сбрасывая мелкие бомбы. Кто-то из наших летчиков успел подняться в воздух и один против всей этой армады вел бой. Но что он мог сделать? Уже горели на линейке самолеты, горело каменное здание, где жили свободные от вахты летчики и мотористы, горела земля. За оврагом с обоих концов и в средине горело Копорье. Крики, вопли, стоны — все перемешалось. А бомбы все сыпались и сыпались.

 Каменное здание рухнуло, похоронив под обломками несколько десятков человек, сгорели самолеты, сгорел и наш злополучный сарайчик… От Копорья мало что осталось — закопченные печи, путаные обрывки телефонных проводов, скрюченное сплавившееся железо крыш, опаленные тополя и бере­зы. Черным был и аэродром. Горелая трава хрупко ло­малась и пылила копотью под ногами. Запах гари не­сколько дней перебивался отвратительным запахом па­леного мяса…

В 1944 году лавина наступавших войск Красной армии достаточно быстро очистила западную часть Ленинградской области от оккупации. Вслед за ними свои прежние стоянки – Котлы, Копорье, Куммолово, Липово – вернула и морская авиация Балтийского флота, используя их, главным образом, в качестве аэродромов подскока.

Воинский мемориал в Копорье

Воинский мемориал в Копорье…

Аэродром в Копорье

… на котором среди погибших упокоились и отдавшие свои жизни соколы Балтики

После окончания же войны копорские поля постепенно вернули себе статус сельскохозяйственных земель, а учебный аэродром передислоцировался в соседнее Куммолово, на более удобные территории. Так завершилась история копорского аэродрома, шестнадцать лет служившего в качестве лагерной стоянки морской авиации, но так и не ставшего полноценным оперативным флотским аэродромом.

Аэродром в Копорье

Нынешний умиротворяющий вид сельскохозяйственных угодий практически ничем не напоминает о военной странице в истории копорских окрестностей

 

По материалам РГА ВМФ

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполняя данную форму вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006г. №152-ФЗ "О персональных данных" на условиях и для целей определенных Политикой в отношении обработки персональных данных.