IMG 6786

Первый многофункциональный культурный центр России

В Нижнем парке Ораниенбаума, у западной оконечности ограды, отделяющей его от шоссе, располагается небольшое здание с интересной историей. Именно здесь, на краю прибрежного уступа возвышается Картинный дом — ценный па­мятник русской истории и культуры 18 в., являющийся значимым элементом ансамбля Большого дворца.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Многие посетители Ораниенбаумского дворцово-паркового ансамбля так и не добираются до Картинного дома. А зря!

Построенный в период 1752–1755 гг., Картинный дом соответствовал своему изначальному предназначению достаточно короткое время. Но и этого периода хватило, дабы оставить свой след в русской истории.

Чтобы понять причины появления столь необычного сооружения, необходимо вернуться на десять лет назад. Именно тогда, в 1742 году в Россию по приглашению императрицы Елизаветы Пет­ровны приезжает великий князь Карл-Петер-Ульрих Голштейн-Готторпский, получивший при крещении православное имя Петр Федорович. Всего лишь через год императрица пода­рила будущему наследнику русского престола Ораниенбаум. С этого момента ораниенбаумская резиденция обретает второе дыхание, утраченное после опалы предыдущего владельца, Александра Даниловича Меншикова. Ораниенбаум становится летней резиденцией наследника и летним местопребыванием Малого великокняжеского двора, что повлекло за собой начало большого строительства и благоустроительных работ. Меняются интерьеры Большого дворца, построенного в свое время для Меншикова, которые, однако, не в состоянии решить возникшую проблему: где хранить постоянно растущую коллекцию живописных полотен и внушительную библиотеку Петра Федоровича.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

В Картинной галерее посетителей встречает портрет хозяина дома — Петра Федоровича

По воспоминаниям современников, будущий император очень любил живопись, музыку, книги. Впоследствии ораниенбаумская коллекция живописи Петра Третьего разрослась до нескольких сотен полотен и являлась одним из крупнейших дворцовых собраний середины 18 века. По количеству картин она была вполне сопоставима с Петергофскими и Царскосель­скими собраниями живописи. Что же касается библиотеки, то в ее основе лежали книжные собрания отца Петра Третьего, герцога Карла Фридриха Голштинского. Он довольно длительное время жил в Пе­тербурге при дворе Петра Первого. После его смерти, не найдя общего языка с А. Д. Меншиковым, гер­цог уехал в Киль и увез с собой свои книги. И вот шестнадцать лет спустя, ког­да его сын Петр Федорович прибыл в Россию в качестве наследника престола, библио­тека его покойного отца была доставлена в Петербург, откуда в дальнейшем была перевезена в Ораниенбаум. Если к этому добавить постоянно пополнявшиеся коллекции различных редкостей (кунсткамеру), становится понятно, что их размещение требовало достаточно внушительного размера площадей.

Считается, что мысль отвести для этого специально построенное помещение пришла в голову наставнику будущего императора Якобу Штелину, под чьим влиянием во многом формировались вкусы Петра Федоровича. Будучи прекрасно образованным человеком своей эпохи, Штелин во многом стоял у истоков образования ораниенбаумской коллекции живописи, вел каталог книжного собрания Петра Федоровича. Неудивительно, что, глядя на растущие размеры коллекции культурных ценностей своего подопечного, а также имея в виду его вкусы, Штелин подал идею строительства на территории великокняжеской резиденции особого помещения, в котором могли бы одновременно сосуществовать картинная галерея, кунсткамера, музей музыкальных инструментов, библиотека, к которым впоследствии добавился небольшой оперный зал.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Якоб Штелин — наставник, библиотекарь, академик, музыкант. Идеолго создания Картинного дома в великокняжеской резиденции.Портрет кисти Ж.Л. де Велли. Государственный Эрмитаж. Санкт-Петербург

Первые сведения о строительстве Картинного дома относятся к 1752 году, когда был заложен фундамент и возведена часть стен здания. Осенью того же года недостроенное здание было законсервировано: стены покрыли досками во избежание повреждения от сырости. В таком виде оно простояло до 1754 г., когда строительство возобновилось и была закончена кирпичная кладка. А уже в следующем году наносились завершающие штрихи: велась настилка полов и потолков, возводилась балюстрада для моста-крыльца у главного входа со стороны южного фасада. Крыша здания крылась черепицей, выполнялись оконные и дверные заполнения. А вот с отделкой интерьеров дело несколько затянулось. Причиной тому во многом стало изменение функционального наполнения здания: если первоначально его предполагалось использовать только для размещения коллекции полотен (отсюда и название – Картинный дом), то к началу отделочных работ было принято решение устроить в восточном крыле театральный (оперный) зал. В результате вновь возведенную постройку стали именовать «Картинным и оперным», а иногда и просто — «Оперным домом».

Устройство в здании оперного зала повлекло за собой необходимость переделки конструкций перекрытий его восточной части, корректировку уровня полов и другие изменения. Руководство этим этапом работ было возложено на театрального инженера («машиниста») Карло Джибелли, руководившего не только монтажом сценического оборудования, но и устройством зрительного зала. В результате оперный зал обзавелся верхним ярусом лож с балюстрадой, а также дополнительной пристройкой, необходимой для расширения сценического пространства. Идеи Джибелли, фактически выступавшего в роли театрального архитектора, воплощали на практике бригады охтинских плотников. Параллельно с их работой шло оштукатуривание восточного флигеля. В результате основные работы к середине лета 1755 г. в оперном зале были завершены и переместились в западную часть, отделка которого выполнялась вслед за центральным и оперным залами.  В этих помещениях, где должны были разместить­ся картинная галерея, библиотека и кунсткамера великого князя, отде­лочные работы, проводившиеся менее интенсивно, растянулись еще на несколько лет.

Считается, что здание было построено по проекту обер-архитектора Франческо Бартоломео Растрелли, хотя руководство непосредственным строительством осуществлял каменных дел мастер Мартин Людвиг Гофман. Среди других персон, которых стоит упомянуть в связи со строительством Картинного дома, помимо К. Джибелли, был мастер Иосиф Шмидт, на долю которого пришлось руководство масштабны­ми плотничными работами по устройству оперного зала.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Картинный дом — одноэтажное здание с мезонином, поставленное на высокий цокольный этаж; включало центральный двухсветный объем и примыкающие к нему симметричные флигели. Из альбома «Виды окрестностей Санкт-Петербурга». СПб., 1761. По оригиналу М.И. Махаева

Так или иначе, но к концу 1755 года строительство Картинного дома было завершено. Что же предполагалось разместить под его крышей?

Прежде всего, коллекцию живописных полотен. Как уже отмечалось выше, Петр Федорович был страстным любителем живописи. Ораниенбаумская живописная коллекция Петра Фёдоровича начала формироваться в конце 1740-х гг. и к 1761 г. насчитывала 457 картин, из которых около 160 размещались в Картинном доме. А начиналось все с 26 картин, размещавшихся к концу 1750 года в Большом Ораниенбаумском дворце.  Но в дальнейшем коллекция быстро пополняется за счет новых приобретений. Уже в следующие пару лет великий князь присылает из Петербурга 31 картину кисти западноевропейских мастеров, религиозно­го и мифологического содержания и 24 произведения работы итальян­ских художников. До своего вступления на престол в 1761 году коллекцию пополняют множество картин, среди которых – виды Петербурга и Ораниенбаума, полотна на тему охоты, портреты и натюрморты. Результаты, вероятно, могли бы быть еще более впечатляющими, если бы не ограниченность в средствах. После вступления на престол Петр Третий продолжает расширять свою коллекцию полотен, часть из которых уже размещается во дворце в Петерштадте. В самом же Картинном доме были представлены 103 полотна, размещенные на стенах отдельного (Картинного) зала по принципу шпалерной развески (еще 55 полотен располагались в соседнем, центральном зале). Разделённые позолоченными брусками живописные полотна покрывали поверхность каждой стены сплошным ковром, демонстрируя все многообразие европейских школ и жанров. При этом учитывались колористические, композиционные и сюжетные особенности каждого произведения, позволявшие создать целостную в декоративном и семантическом отношении «стену- картину». Среди представленных работ был целый ряд превосходных произведений западноевропейских мастеров 17— начала 18 вв.: Луки Джордано, Адриана Брауэра, Адриана ван Остаде, Антуана Ватто. Преобладающее место занимали работы художников итальянской и «северных» школ, демонстрировавшие все жанровое многообразие живописи: пейзажи, портреты, натюрморты, мифологические и библейские сцены, «охотничьи» и бытовые картины.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Шпалерная развеска картин на южной стене Картинного зала. Современный вид. В 18 в. широко применялась в убранстве парадных залов дворцов и особняков.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

По винтовой лестнице посетители попадают из цокольного этажа в картинный зал. Украшенная небольшими полотнами северная стена зала

Таким образом, собранная Петром Третьим ораниенбаумская коллекция полотен являлась одним из крупнейших со­браний западноевропейской и русской живописи 18 века. При этом в самом Картинном доме не было привычной пышной декоративной отделки, включавшей зеркала, моченную резьбу и лепку. Напротив, полотна окружали строго и лаконично убраны интерьеры, выводя тем самым на передний план именно сами картины.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Отсутствие пышной декоративной отделки, строго и лаконично убраны интерьеры — главная отличительная черта Картинной галереи Ораниенбаумской великокняжеской резиденции от других

Под стать живописной коллекции достойное место занимала и личная библиотека великого князя. К сожалению, до сегодняшних дней она не сохранилась в качестве единого собрания. Однако имеющиеся описи позволяют сделать вывод о книжном собрании Петра Третьего.

Как упоминалось выше, основой книжного собрания Петра Федоровича явилась библиотека его отца, перевезенная из Киля вскоре после приезда наследника престола в Россию. Большая часть этого собрания составляли книги по военно-инженерному делу, фортификации, военной истории. Военный раздел представлял интерес не только для самого Петра, но и для архитекто­ров, которые пользовались эти­ми книгами при составлении чертежей и строительстве крепости Петерштадт в Ора­ниенбауме. Помимо «Воинской библиотеки» в собрание входило 172 книги иного содержания.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Фрагмент кабинета-библиотеки Картинного дома. Прототипом подобных интерьеров послужили итальянские студиоло — рабочие кабинеты в дворцовых покоях, примыкавшие к помещениям для хранения «коллекций редкостей»

Впоследствии профиль книжного собрания существенно расширился. Заметное место в собрании Петра Федоровича стали занимать книги по древней и современной истории европейских государств, юридическая литература; книги по геральдике и генеалогии, изобра­зительному искусству. В библиотеке также были представлены изда­ния по разным отраслям научных знаний, включая многочисленную периодическую литературу: сборники, издаваемые европейскими ака­демиями наук, ежегодники и журналы. Нашлось место и более «легковесным» изданиям, связанным с коллекционированием: сочинениям об «удивительных явлениях»; описаниям европейских кабинетов редкостей, книгам по истории медальерного искусства и, наконец, описаниям праздников и фейерверков, равно как и руководствам по их проведению. А вот политических сочинений было совсем немного, разве что труды классиков — Макиа­велли и Ламберта.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Для своей библиотеки, основу которой составили книги его отца, великий князь заказывал специальные шкафы из светлого дуба. Современный вид

Книжное собрание Петра Третьего включало книги на различных языках — французском, немецком, итальянском, латинском, голландском, швед­ском. На русском языке книг было совсем немного: в большинстве своем это были издания Санкт-Петер­бургской Академии наук.

В результате за годы пребывания Петра Фёдоровича в России его книжное собрание достигло 2313 наименований (4245 томов), вобрав в себя весь спектр интересов владельца — от фортификации до коллекционирования редкостей.

Третьей составляющей коллекции, нашедшей приют под крышей Картинного дома, стала кунсткамера – собрание естественно-научных, художественных и других коллекций редкостей. В 16–18 вв. кабинеты редкостей были принадлежностью многих европейских княжеских и королевских дворов. Неудивительно, что Петр Третий, увлеченный коллекционер, не прошел мимо формирования аналогичных коллекций при своем дворе.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Анфилада помещений, расположенных параллельно картинному залу, предназначалась для великокняжеской библиотеки и кунсткамеры. Последняя занимала два небольших помещения, примыкая к Двусветному залу

По традиции основу подобных собраний формировали анатомические и зоологические препараты, ботанические коллекции, одежда, оружие, укра­шения, античные памятники, монеты и медали, произведения искусства, научные приборы и книги, собрания макетов и моделей гражданской и военной архитектуры, модели механических устройств, а также редкости из далеких стран вкупе с предметами этнографического характера. Не стал исключением и ораниенбаумская кунсткамера. Среди представленных экспонатов числились предметы зоологического и растительного происхождения, китайские резные изделия, изделия из янтаря и яхонта, ордена и медали.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Хотя коллекция Петра Федоровича не была достаточно систематизирована, тем не менее она представляла большую ценность для своего времени, фактически повторяя в миниатюре петербургскую Кунсткамеру

Хотя коллекция не была достаточно систематизиро­вана, все же она представ­ляла большую ценность для своего времени. По своему разнообразию и ценности Ораниенбаумская коллекция редкостей Петра Третьего могла считать­ся второй по значимости после академической Кунсткамеры, отчасти повторяя ее состав и структуру.

Отдавая дань описанным коллекциям, стоит отметить, что настоящей изюминкой Картинного дома, безусловно, являлся Оперный зал. Расположенный в восточной части Картинного дома, в течение нескольких лет он играл роль од­ного из музыкальных цент­ров России. Без преувеличения можно сказать, что в те годы Ораниенбаум­ский театр соперничал с императорской придворной сценой.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Оперный зал — украшение Картинного дома. На его подмостках блистали как известные итальянские мастера сцены, так и начинающие русские артисты. Петр Федорович принимал активное участие практически во всех постановках

Якоб Штелин в своих мемуарах вспоминал:

«Для своего времяпрепровождения этот государь научился у нескольких итальянцев игре на скрипке настолько, что при исполнении симфоний… мог выступать в качестве партнера. и хотя порой он фальшивил или пропускал трудные места, его итальянцы имели обыкновение кричать ему: «Браво, Ваше Высочество, браво!» Отчего в конце концов он и сам, несмотря на пронзительные удары смычком, уверовал, что играет верно и красиво, обладая музыкальным вкусом. Поэтому музыка вообще и особенно скрипка стали сильнейшими его увлечениями».

Интерес к музыке Петра Федоровича перекинулся и на коллекционирование скрипок.

«Едва он слышал что-либо о хорошей скрипке, как тотчас желал ее заполучить, независимо от цены. В результате он стал обладателем ценного собрания скрипок кремонских, Амати, штайнеровских и других знаменитых мастеров, за которые он платил по четыре, пять и более сотен рублей».

Судя по всему, именно великий князь стал автором идеи устроить в Картинном доме небольшой оперный театр. Во всяком случае, на это намекает дата первой постановки: 30 июня 1755 г., т. е. время, когда еще не была завершена отделка всего Картинного дома. Именно в этот день на сцене Оперного зала была представлена опера придворного композитора Франческо Арайя «Пленник любви». Оперу дополнял балет в постановке Антонио Ринальди (по прозвищу Фоссано). Эскизы декораций выполнил Джузеппе Валериани, написал их Антонио Перезинотти. Общее руководство осуществлял сам великий князь.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Итальянский композитор Франческо Арайя. Автор премьерной оперы на сцене Картинного дома «Пленник любви» и первой оперы на русском языке «Цефал и Прокрис». Портрет работы Иоганна Бальтазара Франкарта.

В последующие несколько лет на сцене Оперного зала проходят несколько премьер. Так, в июне 1756 г. в Ораниенбауме была представлена серенада «Прибежище мира», сочинённая придворным итальянским либреттистом Джузеппе Бонекки. И конечно же, на сцене Оперного зала не раз игралась трёхактная опера Ф. Арайи «Цефал и Прокрис» — первая опера, написанная и исполненная на русском языке. Исполненная впервые в 1755 г. в Петербурге, она впоследствии не раз демонстрировалась в уютном театре ораниенбаумского Картинного дома.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Зрелищная сторона спектаклей всегда играла значительную роль. Каждое театральное представление, показанное на сцене Картинного дома, требовало создания новых декораций и сценического оборудования, в связи с чем в оперном зале ежегодно проводились работы под руководством театральных художников и инженеров

Но, пожалуй, главным событием ораниенбаумской оперной сцены стала постановка в июле 1757 г. оперы «Беллерофонт», приуроченной к празднованию годовщины вступления Елизаветы Петровны на трон. Оперное представление превратилось в большой музыкальный праздник, с хорами и балетами и множеством сценических эффектов. Вечером того же дня Екатерина Алексеевна устроила музыкальный праздник в честь тезоименитства Петра Фёдоровича. На нём была исполнена «Пророчествующая Урания», драматическая кантата с хорами и «Балетом веселящегося народа».

Еще одним следствием организации культурного центра в ораниенбаумской резиденции стал поиск и выпестовывание юных талантов, впоследствии проявивших себя на артистической ниве. В частности, сцена Картинного дома дала путевку в жизнь Максиму Созонтовичу Березовскому, тогда еще юному уроженцу Малороссии, а позднее — известнейшему певцу и композитору середины 18 в., удостоенному звания члена Болонской академии. Дополнительную ценность Картинному дому придаёт тот факт, что по личному распоряжению Петра Федоровича на его базе была организована одна из первых в России балетных школ, для «садовниковых и бобыльских детей». Эта школа дала путевку в жизнь многим отечественным служителям сцены: танцовщикам, музыкантам, певцам и композиторам.

На фоне неуклонного роста балетной труппы и числа зрителей ораниенбаумской оперы все очевидней становилась необходимость возведения отдельного здания для размещения в нем нового театра. В результате в 1759 г. по проекту Антонио Ринальди был построен деревянный Оперный дом, в котором уже осенью того же года начались вы­ступления известных танцо­ров и оперных певцов.  Судя по всему, с этого момента оперный зал Картинного дома перестал использо­ваться для театральных представлений.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

«B большом зале… замка, подле библиотеки и картинной галереи была устроена… небольшая сцена, главным образом для итальянских интермедий». Якоб Штелин

Короткий период царствования Петра Третьего на долгие годы стал последним, когда Картинный дом находился в относительно благополучном состоянии. Еще при жизни Петра Федоровича проведённое обследование дома показало наличие многочисленных протечек кровли, которые требовали немедленной починки. Однако за оставшееся время до июньского дворцового переворота осуществить эти работы не успели, а с приходом к власти Ека­терины Второй Канцелярия от строений, в чьем ведении оставалась большая часть строений ораниенбаумской резиденции, испы­тывала постоянные трудности с финансированием на их ремонт и со­держание.

Затем началась вторая стадия фактической ликвидации Картинного дома как культурного центра резиденции. В 1765 году в Академию художеств из Ораниенбаума переда­ются наиболее ценные живописные полотна. В результате пострадала шпалерная развеска картинной гале­реи, откуда было изъято около трети полотен, преимущественно, крупногабаритных. Наконец, В 1792 году по указу императрицы кунсткамера была передана в Петер­бургскую Кунсткамеру, а библиотека и собрание оставшихся картин — в Эрмитаж. С утратой коллекций Картинный дом фактически превратился в склад мебели и прочего, не нашедшего применения дворцового имущества. Все тщательно собиравшиеся Петром Федоровичем коллекции были расформирова­ны.

Согласно указу Екатерины Второй, большая часть дворцовых строений резиденции была передана Морскому кадетскому корпусу. В их число попал и «дом, где картины». В результате здание Картинного дома, ожидая своей участи с приходом новых хозяев, оказалось полностью опустошенным. Предполагалось, что в нем разместится часть администрации корпуса.  Од­нако этому проекту не суждено было осуществиться. После смерти императрицы в 1796 г. Картинный дом, как и все ораниенбаумские постройки, ранее пожалованные Морскому кадетскому корпусу, был возвращен в Двор­цовое ведомство.

На протяжении 19 в. Картинный дом, несмотря на смену хозяев, оставался фактически постройкой служебного назначения. В первой четверти 19 в. часть здания неоднократно передавалось госпиталям, в котором размещались больные. Особенно много их было в период наполеоновских войн. На тот момент специального госпитального здания еще не существовало и раненных размещали практически во всех дворцовых постройках резиденции. В то же время некоторые помещения Картинного дома продолжали использоваться хранения вещей, выполняя функцию дворцовой кладовой. При этом трансформация из культурного центра в здание служебного назначения повлекла за собой значительные изменения в интерьерах Картинного дома.  

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Северный фасад Картинного дома. Открытка. 1910-е гг.

Во второй половине 19 в. здание постепенно начинает использоваться в качестве жилого дома, разделенного на несколько квартир с отдельными входами. А в начале 20 в. Картинный дом был приспособлен для нужд учебных заведений, в частности, в нем временно размещалось Ораниенбаумское началь­ное женское училище.

«Учебный этап» существования Картинного дома продолжился и после революции. В нем размещался факультет искусств при Ораниенбаумском народном университете, а впоследствии была организована школа, размещавшаяся до начала 1970-х гг.

Именно со школой, получившей среди жителей название «Парковской», связана еще одна яркая страница в истории Картинного дома. До войны эту школу посещали дети из прилегающих местностей — Кронштадтской колонии, Красной слободы, фабричного поселка на Ольгином канале.

С началом же военных действий кризис достаточно быстро нарастал, в результате о нормальном школьном обучении не могло быть и речи. Возможность возвращения к учебному процессу появилась лишь год спустя, когда удалось стабилизировать линию фронта.  

Однажды, ужо весной 1942 года, выбрались мы, ребятишки раз­ного возраста, на улицу погреть­ся на солнышке. Были мы чумазые от дымящихся буржуек и коптилок. Завёрнутые поверх одежды мами­ными платками…

Проходил мимо первый секре­тарь горкома партии Алексей Сте­панович Гарусов. Заметил нас, по­дошёл и спрашивает:

— Ну что, ребята, чем я вам могу помочь? Что вы хотите?

Старшие из нас дружно отве­тили:

— В школу хотим!

— Будет вам с 1 сентября шко­ла, — ответил он».

Из воспоминаний бывшей школь­ницы Розы Зиновьевны Агранович

Прежде всего, требовалось найти подходящее помещение. Выбор пал на Картинный дом, хорошо подходивший для таких целей: со всех сторон здание было окружено деревьями и практически не просматривалось с вражеских позиций. В результате 1 сентября 1942 года за школьные парты сели свыше полутораста детишек первых пяти классов.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Установленная в цокольном этаже памятная доска напоминает об одной из самых ярких и необычных страниц Картинного дома

Первый урок 1-го сентя­бря 1942 года учителя начинали такими словами:

Враг в четырёх километрах от нашего города. Рвётся к стенам Ленинграда. Но даже в этих труд­ных условиях мы открываем шко­лу. Мы будем вас учить! Вы будете учиться! Все мы будем помогать, чем можем, нашим бойцам, кото­рые сражаются за наш город, за нашу родную землю!»

Из воспоминаний завуча «Парковской» школы блокадного Ора­ниенбаума Лидии Александровны Лутиной

Несмотря на все тяготы военного времени, жизнь в Парковской школе постепенно набирала ход. При школе был организован большой приусадебный участок, на котором выращивали овощи не только для школьной столовой, но и для детского сада, госпиталя и воинских подразделений. Со временем решались вопросы с питанием школьников и заготовкой дров.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Картинный дом до реставрации. Источник: ЦГАНТД СПб Ф.488. Оп. 3-27. Д. 155.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Памятная встреча учителей и школьников Парковской школы. Февраль 1973 г. Источник: газета «Балтийский луч», 30 августа 2002 г.

Легендарная ораниенбаумская Парковская школа просуществовала вплоть до начала 70-х гг., когда здание Картинного дома было передано в ведение дирекции Дворцов-музеев и парков г. Ломоносова. Потребовалось несколько лет для разработки проекта реставрации здания. Первоначально предусматривалось воссоздание центрального (Двусветного) зала и помеще­ний западного флигеля — библиотеки, картинной галереи и кунсткаме­ры. Восстановление легендарного Оперного зала было признано невозможным в силу отсутствия исторических описаний и иконографических мате­риалов. В результате помещения восточного флигеля были отданы под размещение экспозиций. И лишь в новейшее время были найдены материалы, позволившие взяться за самую сложную задачу – воссоздание Оперного зала в максимально приближенном к первоначальному виду. Эту задачу удалось решить лишь к июню 2015 г., когда и был открыт музей «Картинный дом».

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Северный фасад Картинного дома. Источник: ЦГАНТД СПб Ф.488. Оп. 3-27. Д. 187

Судьба Картинного дома во многом повторила несчастливую судьбу своего первого владельца, а недолгий период расцвета в качестве культурного центра надолго сменился забвением. Но судьбе угодно было распорядиться таким образом, что ни переделки интерьеров, ни утрата коллекций не помешали Картинному дому спустя несколько столетий вернуть свой первоначальный облик. Сейчас для посетителей это, прежде всего – историко-бытовой музей, помогающий лучше раскрыть личность Петра Третьего и прикоснуться к давно ушедшей эпохе.  Для специалистов же ценность Картинного дома определяется уни­кальностью первоначального назначения, позволяющую отнести его к числу первых многофункциональных российских культурных центров.

Картинный дом. Ораниенбаум. Дворцово-парковый ансамбль

Сегодня в здании располагается музей, в Оперном зале которого демонстрируется мультимедийное представление, посвященное истории одного из первых придворных театров России.

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Заполняя данную форму вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006г. №152-ФЗ "О персональных данных" на условиях и для целей определенных Политикой в отношении обработки персональных данных.