Свято-Троицкий богадельный дом. Троицкая слобода. Ораниенбаум

Символ благотворения в Троицкой слободе

«Я – смотрю на него, как на семя, поло­женное в землю, которое, по-видимому, для не знающего и неверующего умирает;

но для верующего принесет плоды сторицею»

о. Гавриил Любимов

Многие гости Ораниенбаума, сойдя с электрички, спешат пересечь Привокзальную площадь, дабы насладиться великолепными видами местного дворцово-паркового ансамбля. Между тем, исторические районы непарадного Ораниенбаума также хранят в себе немало интересных страниц истории. Например, мало кто из гостей города посещает район Троицкой слободы. Но именно здесь, в тени деревьев прячутся остатки некогда известнейшего городского здания – Свято-Троицкого Богадельного дома.

Свято-Троицкий богадельный дом. Троицкая слобода. Ораниенбаум

На территории Троицкой слободы. Впереди – южный фасад Свято-Троицкого богадельного дома

Церковь Святой Троицы. Троицкая слобода. Ораниенбаум

Рядом – восстанавливающаяся Церковь Святой Троицы

Своими корнями история богадельного дома уходит в начало 19 века. Именно тогда, протоиерей придворной церкви отец Андрей Благовещенский высказал мысль о необходимости учреждения богадельного дома в Ораниенбауме. Свою мысль священнослужитель смог воплотить на практике при помощи супруги вице-адмирала Марфы Афанасьевны Коробки: совместными усилиями в 1818 году им удалось дать приют восьми старушкам в небольшой комнатке при церковной сторожке Свято-Троицкой кладбищенской церкви. Дабы разместить призреваемых в отдельном строении, местным обществом был отпущен необходимый лес из городского участка, из которого были построены две небольших избы каждая с одним окном: од­на – для сторожа, и другая – для богадельни. Почти все из­держки по устройству Марфа Афанасьевна взяла на се­бя. В результате строительство было начато в октябре, а уже в следующем году, к празднику Святой Троицы помещение для богадельни было готово, и в нем разместилось 7 старушек. Каждой из них от Марфы Афанасьевны досталось по кровати, волосяному тюфяку, одеялу и подушке, а самой богадельни – все необходимое в домашнем хозяйстве имущество. Несмотря на это, благое дело долго не могло встать на прочную основу вследствие нехватки средств и отсутствия должной поддержки со стороны местной общественности.

Протоиерей Андрей Абрамович Благовещенский

Протоиерей Андрей Абрамович Благовещенский, заложивший традиции благотворительности в Ораниенбауме

Поначалу число призреваемых старушек не превышало восьми, но даже их содержание происходило «мирским иждивением», как это значится в отчетах Свято-Троицкой церкви. Старушки или сами ходили в город за собиранием милостыни, или добрые люди приносили им продукты в их убогую хижину. Нередко случалось, что старушки не имели насущного хлеба, обуви и одежды, особенно те из них, кто  по состоянию здоровья уже не мог самостоятельно передвигаться для сбора милостыни.

Марфа Афанасьевна Коробка

Имя блаженной памяти Марфы Афанасьевны долгое время было живо у старушек. Она не переставала благодетельствовать им до конца своей жизни, выделяя деньги на содержание одной старушки

Тем не менее, забота местных подвижников не осталась без внимания знатных особ. В августе 1820 г. скром­ная богадельня удостоилась посещения Государыни Императрицы Елизаветы Алек­сеевны. По воспоминаниям очевидцев, «Императрица была одета просто, в белом платье и в белой шляпке, и не узнать бы Высокую Гостью, ко­гда бы не сказали, что идет Государыня». Тогда же высокая гостья пожаловала на богадельню 300 руб., а каждой старушке – персональный набор вещей, состоявший из суконного одеяла, простыни, кофты, юбки и наволочке. Впоследствии одно одеяло и простыня долгое время хранились у обитательниц богадельни как святыни…

Императрица Елизавета Алексеевна

Супруга Александра Первого императрица Елизавета Алексеевна стала едва ли не самой титулованной гостьей за всю историю Свято-Троицкого богадельного дома

 

Двумя годами позже, в августе 1823 г., императрица  вновь пожаловала на богадельню 150 руб. Оказывали помощь и другие лица, в том числе бывший староста церкви Святой Троицы, майор Николай Гаврилович Мороков.

В 1832 г. к богадельне была пристроена изба с двумя окнами, куда и переселили призреваемых старушек. При этом количество кроватей сохранилось на уровне восьми на протяжении многих лет. Обстановка была достаточно скромная – одна комната с двумя окнами, с русской печкой и лежанкой.

Благому начинанию местных благотворителей пришлось достаточно долго вести борьбу за свое существование. На протяжении длительного периода времени содержание старушек в богадельне ничем было не обеспечено. Фактически из гарантированных регулярных поступлений они могли рассчитывать лишь на ежегодный вклад в 50 руб., которые, согласно завещанию, тратились на них из доходов церковного дома, отказанного бывшим мещанином Дорониным (впоследствии – монах Феодосий) в пользу церкви Святой Троицы в 1833 году. Как свидетельствуют отчеты церкви, «богадельня на 8 человек; – в ней содержатся убогие, питаемые мирским иждивением». Вполне обычным делом для призреваемых старушек был сбор милостыни по городу и окрестным дачам; иногда горожане, знавшие о бедственном положении пожилых людей, приносили хлеб и другие продукты, мелкие вещи в их убогий приют. Зачастую у старушек не было насущного хле­ба; эта проблема особенно обострялась тогда, когда в силу подорванного здоровья они не могли самостоятельно передвигаться по городу, лишаясь тем самым последнего способа добывать мило­стыню.

Новый импульс к дальнейшему развитию Свято-Троицкого богадельного дома был получен в середине 19 века, когда за дело взялся Гавриил Маркович Любимов – человек, оставивший значительный след в духовной жизни Ораниенбаума второй половины 19 века. Будучи молодым священником, он сразу же обратил внимание на бедственное положение обитателей богадельни и немедленно включился в борьбу за улучшение условий их проживания.

Протоиерей Гавриил Маркович Любимов

Протоиерей Гавриил Маркович Любимов – олицетворение духовной жизни Ораниенбаума второй половины 19 века

По ходатайству Любимова в октябре 1853 года Великая Княгиня Елена Павловна помогла решить вопрос с отоплением и освящением богадельни, согласившись отпускать «четыре сажени дров  и свечей один пуд, пока я живу».

Великая княгиня Елена Павловна

Всю свою жизнь Великая княгиня Елена Павловна оказывала содействие в организации городского богадельного дома

В начала 1856 года местный купец В. И. Гурьянов, будучи старостой Святотроицкой церкви, составляя духовное завещание о своем имуществе, назначил «на вечные времена» неприкосновенный капитал 750 рублей с тем, чтобы процен­ты с суммы «употребляемы были на содержание старушек». Сам Гавриил Маркович издал книгу «Церковные торжества в Ораниенбауме в 1857 году», доход от которой пошел на содержание богадельни. Но все эти усилия не могли создать прочную основу для коренного улучшения условий содержания призреваемых.

Приписка к изданной Г. Любимовым книге «Церковные торжества в Ораниенбауме в 1857 году»

Настоящий прорыв в судьбе дома произошел в 1859 г., когда по ходатайству Любимова Великая Княгиня Елена Павловна раз­решила устроить новый богадельный дом на особом дворцовом участке, близ кладбища, пожертвовав землю в вечную собственность богадельного дома, и принимать благотворительный пожертвования. За короткий срок удалось собрать  около 20 000 рублей, примерно половина из которых была пожертвована коллежским советником Степаном Дмитриевичем Ворониным. 28-го июля 1860 г. в присутствии дочери Великой Княгини Екатерины Михайловны и ее супруга, была со­вершена, при торжественном архиерейском богослужении, за­кладка двухэтажного главного здания нового богадельного дома на 100 человек. По благословению Митрополита С.-Петербургского Георгия, закладку совершал ректор С.-Петербург­ской Духовной Академии, Преосвященный Нектарий (впоследствии Архиепископ Харьковский) в присут­ствии Великой Княгини Екатерины Михай­ловны и ее Супруга Герцога Георга Мекленбург Стрелицкого, многих высокопоставленных лиц и местных горожан.

Архиепископ Нектарий

Архиепископ Нектарий. Источник: Чистович. СПбДА за последние 30 лет. СПб., 1889 г.

Ровно через год, 28 июля 1861 года, по­следовало и само открытие дома «для призрения в оном престарелых и убогих». Первоначально под крышей дома действовало лишь женское отделение, но практически сразу же после освящения появилось и мужское. Великая Княгиня Елена Павловна, оказывавшая содействие, в строительстве нового дома, стала и первой  учредительницей «вечных кроватей» в богадельном доме, одной —в память совершившегося 6-го июля 1861 года крещения своей внучки Принцессы Марии, другой —за здравиe своего семейства.

Столь серьезная поддержка со стороны высоких покровителей Ораниенбаума и состоятельных горожан позволила, наконец, обеспечить Богадельному дому стабильность и процветание. Благотворительные пожертвования, с помощью которых учреждались «временные и вечные кровати», полились рекой.

К 1-му декабря 1868 года в обители призревалось уже 48 лиц женского пола и 4 мужского; в числе последних – один священник. Финансовая база бога­дельного дома обеспечивалась неприкосновенным капиталом на общую сумму свыше 130 000 рублей. Сам по себе масштаб деятельности богадельного дома в Ораниенбауме фактически ставил его в один ряд с другими общественными благотворительными заведениями, давая ему возможность пользоваться равными с ними правами и преимуществами. С этой целью, стремясь обеспечить правильную организацию дела, по указаниям Великой Княгини, на основании семилетнего опыта существования дома, был составлен проект устава Свято-Троицкого богадельного дома в Ораниенбауме. Одновременно с этим императору было заявлено ходатайство об учреждении в богадельном доме «вечной кровати, с призрением на оной право­славного священнослужителя, Собственная Его Величества имени, в ознаменование вечной, благодарной и молитвенной памяти о милости Божьей, явленной православной Церкви и Отечеству в спасении драгоценной жизни Его Императорского Величества от угрожавшей опасности 4-го апреля 1866 г. в С. Петербурге и 25-го мая 1867 г. в Париже». Указанное ходатайство, равно как и устав, были утверждены Александром Вторым в конце 1868 года. С этого момента ораниенбаумский богадельный дом официально получил название Свято-Троицкого в ознаменование того, что первоначальное его основание, под именем скромной богадельни, было положено при храме Святой Живоначальной Троицы.

Титульный лист устава Свято-Троицкого богадельного дома, утвержденного Александром Вторым

Титульный лист устава Свято-Троицкого богадельного дома, утвержденного Александром Вторым

Имея в качестве основной благотворительную цель учреждения, Свято-Троицкий богадельный дом обзавелся собственной печатью с изображением знамени Животворящего Креста Господня и надписью вокруг: «печать Свято-Троицкого богадельного дома в Ораниенбауме». Кроме того, учреждение было освобождено от казенных и общественных повинностей и крепостных пошлин за жертвуемые в пользу его суммы и приобретаемое имущество, и ряд других льгот.

В апреле 1869 года Свято-Троицкий богадельный дом обзавелся Попечительским советом. Это событие сопровож­далось значительными благотворительными пожертвованиями в пользу богадельного дома от чле­нов совета, и в последующее время, при каждом новом заседа­нии его, подобные приношения повторялись. Столь добросовестное выполнение членами совета своих обязанностей дало возможность в непродолжительном времени устро­ить над главным флигелем богадельного здания второй этаж.

До 1897 года богадельный дом состоял в ведении Министерства Императорского Двора, а впоследствии обрел нового куратора в лице Министерства Внутренних Дел. В этой связи члены Попечительского совета считались состоящими на государственной службе, причем им присваивались соответствующие классы долж­ности и давалось право на ношение мундиров Министерства Вну­тренних Дел.

Елисеев Александр Григорьевич

Александр Григорьевич Елисеев – почетный гражданин Ораниенбаума и первый попечитель Свято-Троицкого богадельного дома.
Источник: Петроградский частный коммерческий банк за пятидесятилетие его существования.Петроград. 1914 г.

Созданная общими усилиями финансовая и организационная база для деятельности дома позволила пережить тяжелые утраты. В январе 1873 года скончалась Великая княгиня Елена Павловна, которую в роли покровительницы богадельного дома заменила ее дочь Екатерина Михайловна, а ее супруг, Герцог Георг Мекленбург-Стрелицкий стал почетным членом Попечительского совета.

Великая княгиня Екатерина Михайловна

Эстафету своей августейшей матери в части заботы о богадельном доме приняла Великая княгиня Екатерина Михайловна

В октябре 1889 года местное сообщество постигла новая тяжелая утрата: не стало отца Гавриила Любимова, чья энергия и упорство позволили реализовать на практике благотворительный проект богадельного дома в Ораниенбауме. Но и это уже не могло помешать его дальнейшему развитию. Судя по документам, в 1900 году было построено новое каменное здание. Финансовую поддержку строительству оказал Георгий Мартынович Лианозов, а руководство стройкой осуществлял Григорий Васильевич Самохоткин. В новом здании был оборудован лазарет для больных, баня, большая кухня и столовая, зал для молитвы. В подвальном помещении были устроены прачечная и столярная мастерская. Расширился и приусадебный участок, на котором выращивали овощи и цветы.

Свято-Троицкий богадельный дом. Троицкая слобода. Ораниенбаум

Редкое изображение Свято-Троицкого богадельного дома…

В 1911 г. Свято-Троицкий богадельный дом торжественно встретил свое пятидесятилетие. Опекавшийся внушительным количеством жертвователей, богадельный дом имел прочное финансовое положение, являясь обладателем неприкосновенного капитала на сумму 223 288 рублей и недвижимости на 127 000 рублей. Количество призреваемых насчитывало 147 лиц, большую часть из которых составляли женщины. 105 человек размещались на «вечных» кроватях, остальные – на временных.

Внутренняя жизнь богадельного дома базировалась на сформулированном отцом Гавриилом принципе полуиноческой обители. День обитателей богадельного  дома начинался в 6 часов утра с общей утренней молитвой в столовой.

Кроме слабых и больных на молитве присутствовали все призреваемые. Чин молитвы по особому порядку, составленному отцом Гавриилом, вела одна из гра­мотных старушек. Как отмечали современники,

умилительно видеть, как около 100 человек стоят пред залитыми светом лампад иконами Живоначальной Троицы, Царицы Не­бесной Псковско-Печерской и Тихвинской, Св. Великого Пантелеймона и старческий голос чтицы ясно и проникновенно произносите слова моления о здравии и спасении живых благотворителей и «о блаженном упокоении умерших». Имя каждого благо­творителя и благодетеля произносится ясно и четко. Иконы находятся в прекрасном во всю стену киоте, сооруженном радением братьев Батяевых. Пред киотой теплятся неугасимые лампады. Тут же, первого числа каждого месяца совершается молебствие о здравии и спасении живых благотворителей с окроплением призреваемых всего Дома и всех квартир освященною водою. В понедельники, среды и пят­ницы еженедельно читаются акафисты и помянник по Псалтырю. Кроме того, в дни памяти создателей и благотворителей совершаются панихиды. Таким образом, столовая в жизни Богадельного Дома является не только трапезной, но и моленной. Почти все вышесказанные богослужения совершает приз­реваемый священнослужитель. Поют всегда призре­ваемые под руководством псаломщика церкви Св. Троицы или же самого священнослужителя. Обедать и ужинать садятся после краткой молитвы, а также молятся по окончании трапезы. В возглавии каждой кровати находится доска с изображением Св. Кре­ста Господня и под оным надпись за чье здоровее и спасение или в память кого учреждена кровать тут же помещаются и свои иконы призреваемого и теплится лампада. Утром к божественной литургии и вечером к вечерне большая часть призреваемых ходите в храм Св. Троицы на кладбище, когда там бывает служба».

Помимо ежедневных молитв, призре­ваемые трудились по мере своих сил. Многие старушки поочередно помогали на кухне готовить кушанья, мыть посуду, сле­дили за чистотой дома. Кроме того, некоторые имели постоянные обязанности: например, прислуживать при богослужении и заведовать церковным имуществом, зажигать лампады. Не отставали от местных дам и мужчины: на долю старичков выпадал труд ходить на почту, в магазины, убирать во дворе. Те, кто был обучен какому-либо ремеслу или рукоделию, могли целые дни проводить в работе. Грамотные постояльцы занимались чтением, для чего в богадельном доме выписывались религиозно-нравственные журналы и газеты, такие как «Вос­кресный день», «Русский Паломник», «Свет», «Нива». Несколько позднее, в начале 20 века, устраивались популярные в то время «чтения с туманными картинами», для чего был приобретен «волшебный фонарь». Призреваемых часто навещали члены Попечительского совета, теплое общение которых с обитателями дома  создавало атмосферу одной большой христианской семьи.

В комнате заседаний были установлены портреты членов императорской семьи, а также Елиза­веты Алексеевны, Великих Княгинь Елены Павловны и Екатерины Ми­хайловны. Здесь же располагались портреты основателей старой богадельни – протоиерея Андрея Абрамовича Благовещенского и супруги Вице-Адмирала Марфы Афанасьевны Коробко. Портрет же Коллежского Совет­ника Степана Дмитриева Воронина, положившего щедрую свою жертву в основание Богадельного Дома, был помещен в общей столовой. Память о Гаврииле Марковиче Любимове была увековечена путем присвоения его имени четырем кроватям, а также размещением портрета в зале заседаний и столовой и мраморной доски с обозначением на ней, что Дом создан трудами отца Гавриила. Хранилась в дом и памятная книга, в которой «…Царствующие особы, удостаивающие посе­щением богадельный дом, имеют вписывать Августейшая свои имена, с означением времени посещения».

В городском соборе Святого Архистра­тига Михаила, созданном также трудами и заботами отца Гавриила, наряду с молитвой о жителях города, ежедневно возносились молебствия о здравии и спасении здравствующих благотворителей Богадельного Дома. О памяти же усопших в Свято-Троицком храме каждую субботу отправлялся акафист Божьей Матери и заупокойная литургия с литией.

Церковь Святой Троицы

… и церкви Святой Троицы

Казалось, столь значимый благотворительный проект Ораниенбаума обречен на дальнейшее процветание. В приуроченной  к пятидесятилетию богадельного дома брошюре, в частности отмечалось:

… в знаменательный день … можем сказать с чувством глубокого умиления, что взошло и принесло прекрас­ные плоды то семя, которое бросил с чувством любви к престарелым пастырь-труженик под покровительством Великой Княгини Елены Павловны и в соучастии доброхотов. Будем мо­литвенно помнить первых тружеников на ниве благотворения, молитвенное воспоминание – поможет нам всегда пребыть в общении с ними, и этим мы от лица современников отблагодарим их великий и бескорыстный труд, если за чашу сту­деной воды, поданной ближнему во имя Божья, ждет награда то тем более Господь даст воздаяниe тем, кто душу свою положил за ближних.  Попечительный Совет, объединяясь в почитании светлой памяти первых деятелей в создании Свято Троицкого Богадельного Дома, приносит искрен­нюю благодарность и признательность всем членам-благотворителям, посильной лептой создающих дело Божье на земле и выражает надежду, что и в бу­дущем «дающая рука не оскудеет»…

Сейчас перед посетителями Троицкой слободы Ораниенбаума предстает заросшее деревьями и кустарником полуразрушенное и перестроенное деревянно-каменное сооружение, носящее следы тотальной разрухи.  Здание с богатой историей, некогда ставшее прижизненным памятником Великой княгине и местному священнослужителю, терпеливо ждет изменений в своей судьбе, пока это не стало слишком поздно.

Свято-Троицкий богадельный дом. Троицкая слобода. Ораниенбаум

В своем нынешнем состоянии Свято-Троицкий богадельный дом выглядит удручающе

Свято-Троицкий богадельный дом. Троицкая слобода. Ораниенбаум

О славных страницах истории сегодня напоминает лишь полузатертая надпись на фасаде дома

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Заполняя данную форму вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006г. №152-ФЗ "О персональных данных" на условиях и для целей определенных Политикой в отношении обработки персональных данных.