В деревне Систо Палкино

С ветерком до Наровы: приключения петергофских «буерменов»

Нет нужды лишний раз говорить, что значит зима для России. Это – не просто время года. Это — национальное достояние. Не случайно русская зима с ее трескучими морозами и обильными снегопадами стала одним из символов России, оказав большое влияние на все стороны ее повседневной жизни.

Не стали исключением и спортивные состязания: уже давно в нашей стране зимние виды спорта рассматриваются как источник положительных эмоций и возможность закалить свой характер, преодолевая возникающие трудности. Всем этим характеристикам соответствует, в том числе, и такой замечательный вид зимнего спорта как гонки на буерах.

Изначально в Петербурге буер появился благодаря Петру Первому, который увидел его в Голландии и был приятно удивлен простоте его конструкции, позволявшей перемещаться под парусом и в зимнее время.  Поначалу неофициальной столицей буерного спорта Российской Империи являлся Кронштадт, однако к началу 20 века пальму первенства прочно захватил Петергоф. Именно у петергофского побережья проводились самые крупные и масштабные соревнования на буерных судах. Местные спортсмены не раз занимали первые места на соревнованиях по буерному спорту. Немалую роль в популяризации этого вида спорта сыграла и относительно небольшая стоимость буерных лодок. Зачастую зимой соревнования проводились еженедельно, а опытные любители буерного спорта постепенно стали совершать длительные путешествия, не ограничиваясь обычными прогулками…

Катание на буере по Финскому заливу

Поездки на буере могли быть весьма зрелищными не только для участников, но и для зрителей. Иллюстрация из издания «Наше время», 1906 г.

Зима 1914 года поначалу выдалась не слишком благоприятной для катания вследствие большого «сахарного» слоя снега, покрывшего весь залив. Приходилось ездить только на небольших площадках по прибрежным отмелям. В течение зимы несколько раз казалось, что буерное катание окончено, но наступавшие затем продолжительные оттепели, сменявшиеся морозом, снова делали буерные пути превосходными. Этим обстоятельством и пользовался Петергофский кружок любителей спорта (П. К. Л. С.), весьма активно проявлявший себя на поприще организации буерных гонок.

История буерного спорта в России

Старт буерной гонки 26 декабря 1911 г. на переходящий кубок П. К.Л.С. Журнал «Русский спорт»

Поначалу петергофские «буермены» разминались на небольшие расстояния, однако их манили неведомые ледяные дали. И дело было не только в желании повидать удаленные берега залива. Не последнюю роль в стремлении пронестись с ветерком как можно дальше послужил учрежденный Петергофским кружком любителей спорта приз за самый даль­ний пробег.

Традиционно петергофцы славились своими дальними экскурсами на буерах, но устраивали их постоянно по южному берегу, но в 1914 г. благодаря обострившейся конкуренции с одной стороны и благодаря исключитель­ной зиме с другой, они стали завоевывать и северный берег. Тем временем, конкуренты за приз тоже не дремали, совершая набеги в Койвисто, Транзунд и Стирсудден.

Под натиском конкурентом требовалось срочно восстановить репутацию южного побережья Финского залива. И такую миссию взяла на себя небольшая группа спортсменов – (А. А. Сысоев, А.А. Логачев и Г.Г. Веттеборн). 2 марта поутру, выбрав самые легкие буера («Ледок» и «Танго»), отважные спортсмены отошли от Петергофа и направились на запад вдоль южного берега Финского залива. Всего час с четвертью при четырехбалльном ветре потребовалось им, чтобы достичь первой промежуточной цели – Шепелевского маяка, у которого громадная глыба льда, высотой в двухэтажный дом ка­залась непреодолимой преградой. На западе, верстах в двух виднелось открытое море с белыми гребнями, которое также недвусмысленно предупреждало путешественников об опасности.

История буерного спорта в России

Привал у Шепелевского маяка. Фото Г.Г. Веттеборн

Современный вид побережья Финского залива близ Шепелевского маяка

Современный вид побережья Финского залива близ Шепелевского маяка. И впрямь, весьма каменисто…

 

Осмотревшись, отважные буермены обогнули маяк и вошли в Копорскую губу, покрытую наростом не­проходимого для буера льда. Лишь вдоль самого берега тянулась полоса гладкого льда, практически полностью усеянного громадными камнями. Мартовский лед звонко трещал под легкими буерами, как вдруг рядом раздался звук, напоминавший пушечный выстрел: в нескольких сот саженях оторвало льдину и понесло в море. Пришлось прибавить ходу по направлению к Лужской губе, вход в которую из-за камней и торосов представлялся весьма проблематичным.

История буерного спорта в России

Сенсационный приезд петергофских спортсменов в деревню Систо-Палкино не оставил равнодушными местных жителей. Фото Г.Г. Веттеборна

Несмотря на это, путешественники приняли решение продолжать движение на запад. Короткая передышка в деревне Систо-Палкино, и путешествие возобновилось. Следующие восемь верст оказались настоящим адом: сменявшие друг друга вереницы камней, льдина на льдине, снежные заносы делали ход буеров при сильном ветре по-настоящему опасными. Очередной сильный порыв привел к тому, что шедший вторым «Танго» буквально бросило на прибрежные камни, в результате чего продольный брус переломился надвое, выбросив рулевого без особой нежности на лед. Однако с помощью пары досок с выброшен­ной неподалеку лайбы членам команды удалось после нескольких часов работы вновь по­ставить «Танго» на ход на взятые запасные коньки. Но потерянных часов было уже не компенсировать, так как постепенно наступали сумерки, что делало вдвойне опасным заход в Лужскую губу. На ночлег устроились в прибрежной деревне Колгомпя, в хате местного рыбака. Изысканные кушанья заменил обильный ужин из салаки и хлеба, а мягкую постель – охапка соломы. Пасмурным утром движение возобновилось. Несмотря на мелкий снег, хорошо виднелся Сескар и громады ледяных гор, возвышавшихся на рифах.

История буерного спорта в России

На границе льда и воды. Фото Г.Г. Веттеборна

Ледяные торосы в восточной части Лужской губы изрядно тормозили темп пробега, заставляя экипажи аккуратно лавировать между препятствий. Тем не менее, к полудню путешественники приблизились к Кургальскому рифу, где их встретила грандиозная картина, достойная полярного моря: протянувшаяся на север до самого Лавенсаари целая цепь ледяных гор.

Вид на побережье Финского залива в западной части Копорской губы

Вид на побережье Финского залива в западной части Копорской губы

Пришлось опять пробираться между камнями вдоль са­мого берега с большим вниманием искать проходы. Но здесь вновь неудача постигла многострадальный «Танго», очередное столкновение которого с камнем окончательно сломало ослабевший буер. Путешественникам не хотелось тратить драгоценное время на починку буера. На их счастье, недалеко проезжал финский рыбак с возом са­лаки. Короткая беседа, и вскоре уцелевшие части «Танго» были погружены на сани и отправлены в Петергоф. Отныне вся троица уместилась на «Ледок», на котором и направилась в дальний путь в Нарвский залив.

История буерного спорта в России

За попытку влихую взять рифы…

История буерного спорта в России

…пришлось расплатиться буером «Танго». Его остатки погрузили на сани доставили в Петергоф. Фото Г.Г. Веттеборна

Положение осложнялось тем, что если между островами Лавенсаари, Сескар и Лужской губой лед еще держался благодаря большим рифам, то Нарвский залив уже вскрылся и добраться до Нарвы можно было только по бе­реговой полосе. Предстоял длинный переход по ломанному льду вдоль берега, от мыса к мысу.

Очередной привал был сделан в прибрежной деревне Кайболово, где буермены планировали подкрепиться чаем с хлебом. Однако сразу же стало понятно, что прием местных жителей разительно отличается от Колгомпя. В первой же избе в пропитании отказали несмотря на предлагаемое вознаграждение и послали к старосте, который так же проявил недоверие к гостям. Лишь после настойчивых просьб дали хлеба. От чая путешественники отказались сами, так как вода была страшно грязна.

Урочище Кайболово Кургальского полуострова

Вид на урочище Кайболово Кургальского полуострова. Деревня была уничтожена во время войны

Урочище Кайболово Кургальского полуострова

Сохранились остатки некоторых построек. В одну из них и заходили наши путешественники

 

Ре­шили потерпеть до Гунгенбурга. Однако вскоре ветер стал слабеть, а дорога становилась еще тяжелее. Прихо­дилось перескакивать через множество перевалов и искать проходы в навороченных льдах. Силы постепенно ослабевали, а сними и ветер. Стали оглядываться, где бы можно было переночевать, как вдруг взору членов экипажа открылись вдали смутные очертания Гунгенбурга. Тут же подул и спасительный ветер, и после часового пробега «Ледок» оказался в грудах высоких льдин у самого устья Наровы. Тут же рядом – страшное и открытое черное море. Приветливым блеском засверкал Нарвский маяк…

Нарвский залив

А вот и конечная точка путешествия- — устье Наровы и маяк

Быстро вытащив «Ледок» на берег, путешественники, словно голодные волки, бросились к ближайшему пристанищу. На сле­дующее утро состоялся визит на лоцманскую станцию для засвидетельствования приезда на бланке, выданном гоночной комиссией в доказательство сделанного пробега. Местная администрация очень радушно принял гостей, предлагая свои услуги для дальнейшей переправы буера на Эстонский берег.

Между тем, погода стала совсем невозможной. Туман и мокрый снег окутали все мраком. К тому же затем­нело, вследствие чего пришлось отложить дальнейшей путь. Пришлось сдать «Ледок» на попечение местных рыбаков, а сами члены экипажа ночным поездом вернулись из Нарвы в Петербург мучаясь сомнениями, достигли ли этим восьмидесяти верстным пробегом желанной цели, или же конкурентам удалось посетить еще более отдаленных места. Для закрепления достижения было принято решение вплавь перетащить буер через Нарву и идти дальше. Однако продолжительное безветрие не позволяло быстро вернуться в Гунгенбург для продолжения пробега. К тому же состояние льда вследствие теплой погоды с каждым днем ухудшалось, и по наведенным справкам Эстляндский бе­рег за Нарвой полностью очистился от льда, а у порта Кунда море уже обмывало песчаный берег. Волей-неволей пришлось идти обратно.

Сильная оттепель и осадки совершенно испортили обратный путь. Коньки глубоко врезались в лед, и только благодаря сильному ветру, «Ледку» удалось за полтора дня по старым следам добраться до цепи кронштадтских укреплений. Дальше путь преграждал канал, прорубленный ледоколами, так как уже было открыто пароходное сообщение между Кронштадтом и Ораниенбаумом. Обходить же Кронштадт с севера вследствие массы полыней представлялось не­безопасным. Самым берегом путешественникам удалось дотащить «Ледок» до Ораниенбаумской спасательной станции, где он и нашел приют и отдых на лето, после рекордного пробега. Так завершился увлекательный пробег на буерах от Петергофа до Нарвы и обратно…

Буерный сезон грозного 1914-го выдался исключительным по количеству поездок и дальности пройденных расстояний. Впереди были большие планы по покорению ледяных просторов Балтики. Однако начавшаяся Первая мировая война практически поставила на них крест. Немало спортсменов были призваны в действующую армию, заметно сократилось и доступное пространство для катания на буерах. Мечты о далеких беспрерывных пробегах были отложены на долгие годы.

P.S. Буер «Ледок» все-таки получил свой заслуженный приз за самый дальний пробег от Гоночной комиссии П. К. Л. С., так как он побил расстояние, пройденное конкурентами, на целых 30 верст…

По материалам спортивной периодики начала 20 века

Share

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Заполняя данную форму вы соглашаетесь на обработку ваших персональных данных в соответствии с Федеральным законом от 27.07.2006г. №152-ФЗ "О персональных данных" на условиях и для целей определенных Политикой в отношении обработки персональных данных.