Пантелеевский особняк на ивангородской Горке (История одного здания)

Дом с удивительной судьбой

Находясь в центре Ивангорода, невозможно не заметить двухэтажное здание желтого цвета, словно установленное на пьедестал перед спуском к пограничному переходу.  Перед нами — бывший особняк купца второй гильдии Филиппа Яковлевича Пантелеева, уникальность которого заключается в том, что это одно из немногих городских зданий,  сохранившихся  после Великой Отечественной войны.

Пантелеевский особняк наряду с местной крепостью смело может быть назван визитной карточкой города, ибо очень хорошо отражает суть Ивангорода – стоять на перекрестке путей. Но если крепость – это форпост России на Нарвском рубеже, то купеческий особняк оформляет собой торжественные ворота в страну. Мимо него ни пройти, ни проехать просто невозможно. А с крыльца старинного особняка открывается замечательный вид на две крепости, разделенные водами бурной Наровы.

Точная дата постройки здания неизвестна, но на плане Нарвы 1871 года оно уже присутствует. Строительство дома начал еще отец купца, Яков Яковлевич Пантелеев, основавший в 1863 году кирпичный завод близ нынешнего Ивангорода – в деревне Поповка на берегу реки Наровы. Символично, что в том же году у него родился сын Филипп Яковлевич, которому и суждено было продолжить его дело.

Дом Пантелеевых, Ивангородский форштадт. Начало 20 в.

Пантелеев вошел в историю города как многогранная личность: он был не только промышленником, но общественным деятелем, неоднократно избирался гласным Нарвской городской думы, стал потомственным почетным гражданином. Он вошел в историю как щедрый меценат и благотворитель не только в историю Нарвы; даже за тысячи километров от родных мест, в Костромской губернии, Пантелеев на свои деньги построил здание Кологривского училища. Будучи выходцем из Гдова, Пантелеев состоял гласным Гдовского уездного земского собрания, являлся почетным членом совета Братства Пресвятой Богородицы. В 1906 году он становится членом Попечительского совета приюта Павла Орлова и богадельни А.Орлова, и а с  1902 года  был членом комиссии по организации богадельни им. Мартинсона.

Пантелеев с супругой

Потомственный почетный гражданин Филипп Яковлевич Пантелеев с супругой Анастасией Васильевной Пантелеевой (в девичестве Бородулиной).

Одним из самых крупных пожертвований Пантелеева в Ивангороде стал земельный участок, подаренный им в марте 1912 года Илецкому Николаевскому женскому монастырю Оренбургской епархии для постройки храма. И в 1913 г. в Ивангороде, рядом с кладбищем, состоялась закладка храма в честь празднования Пречистого образа Иверской Божией Матери. Монастырская церковь была основана в память 300¬летия царствования Дома Романовых. Проект храма в стиле древнерусских церквей создал петербургский архитектор А.П. Аплаксин.

Проект храма

Проект храма

Строительство велось за счет добровольных пожертвований, в том числе и Пантелеева, но затем примерно на полпути было остановлено вследствие начавшейся Первой мировой войны. Судьба храма оказалась скоротечной: каменная церковь была достроена только к 1930 году, а затем повторила судьбу православных храмов на Горке: во время военных действий в 1944 г. храм был частично разрушен, а в 1950¬х годах оставшиеся от него руины снесли.

Могила Пантелеева с супругой на Ивангородском мемориальном кладбище

Без преувеличения можно сказать, что Пантелеев является одним из наиболее известных граждан города за последние две сотни лет. Из «пантелеевского» кирпича строятся многие здания в Нарве и Ивангороде (в частности, он применялся при возведении корпусов Кренгольмской мануфактуры и Суконной фабрики на Парусинке), в Принаровье, Таллине, на южном берегу Финского залива. И хотя в округе, кроме завода Пантелеева, находилось еще несколько кирпичных заводов, и конкуренция была сильной, пантелеевский кирпич распространился далеко за пределы Ивановского форштадта. Поэтому и сегодня в Ивангороде или Нарве старинный кирпич с клеймом ФЯП («Филипп Яковлевич Пантелеев») вовсе не редкость.

Пантелеевский кирпич — талисман и символ Ивангородского музея

«Памятник пантелеевскому кирпичу»

Совершенно естественно, что и для строительства своего жилого дома, Ф.Я.Пантелеев использует качественный  кирпич собственного производства.  Сам купеческий дом был построен во второй половине 19 века  на небольшом косогоре прямо при въезде в Ивангород со стороны Нарвы.

Пантелеевский особняк представлял собой двухэтажное строение, соединенное аркой по главному фасаду с одноэтажным флигелем и подвалом, имевшим 2 входа. Судя по камину и окнам,  расположенным в нём, подвал был жилым. Первый и второй этажи  соединяла парадная лестница, расположенная по оси главного входа. В левом крыле (западный фасад), где располагалась кухня и служебные помещения прислуги, имелся и «чёрный» вход.

Изюминку фасаду особняка придает срезанный под 45 градусов угол здания, откосы возвышения при котором выложены по всей плоскости известняковым плоским камнем. Угловую часть второго этажа украшал балкон на фигурных консолях. Тот самый «легендарный» балкон, с которого в начале 20 века любовался открывающемся видом на две крепости знаменитый писатель А.Куприн. Завершением угловой части служил полукруглый декоративный фронтон со слуховым окошком, что придавало зданию большую стройность и монументальность.  Такой же,  примерно, фронтон имелся и над главным входом, и вместе с металлическим навесом, ограждением и лестницами создавало  впечатляющий облик. Кроме этого, эти два фронтона связывались по карнизу крыши декоративным парапетом, состоящим из столбиков и металлических  решёток. К сожалению, большинство этих деталей утрачены, равно как и декоративные наличники окон с замковыми камнями…

Тот самый балкон…

По сути дела купеческий особняк и сегодня является своеобразными  воротами в Ивангород, первым встречая пересекающих границу путешественников со стороны Эстонии. Помещенный на возвышенность особняк в окружении двух православных храмов представляли собой великолепный архитектурный ансамбль, что и зафиксировали старинные фотографии.

В годы войны бывшая часть жилого фонда Ивангорода была разрушена, сильно пострадал и особняк на косогоре. Однако в отличие от других построек купеческий особняк был восстановлен, хотя в несколько измененном виде.

«Из осажденных крепостей не бегут, их защищают»

В 1980 г. «пантелеевский особняк» обрел новую жизнь: в нем разместилась коллекция замечательного русского художника Ивана Яковлевича Билибина. Непосвященному человеку это имя мало что скажет, хотя большинство из нас прекрасно знает его работы с самого детства. Ведь это именно его перу принадлежат иллюстрации ко многим русским сказкам: к «Купцу Калаш­никову» Лермонтова, к «Коньку-горбунку» Ершова, к поэмам Пушкина «Руслан и Людмила», «Сказка о царе Салтане», «Золотой петушок». Практически все сказки А. С. Пушкина изданы с иллюстрациями этого художника.

Но это лишь часть того наследства, которое оставил Билибин. Творчество этого художника чрезвычайно многогранно. Он рабо­тал практически во всех жанрах: от рекламы для спичечного коробка до живописных полотен и гигантских театральных декораций, прославивших за рубежом отечественное искусство. Не будет большим преувеличением сказать, что Билибин стоял у истоков возрождения русской книжной гра­фики Серебряного века и театраль­ного декоративного искусства.

Билибин

Иван Яковлев Билибин прожил весьма сложную и насыщенную жизнь

Работы Билибина представлены во многих известных музеях. Еще при жизни художника его работы начал приобретать Русский музей. Но самая значительная коллекция находится в ивангородском музее, история создания которого связана с именем Мстислава Потоцкого, воспитанника художника и известной художницы Александры Щекатихиной–Потоцкой. Сам художник очень хотел, чтобы его картины были в открытом доступе в музее. Но его наследники прекрасно понимали, что если картины и графика окажутся в крупном музее, скорее всего, на всеобщее обозрение попадут несколько произведений, а основная часть окажется в запасниках. Поэтому Мстислав Николаевич Потоцкий передал богатейшую коллекцию в только что созданный музей Ивангорода – одного из любимых мест Билибина. Именно через Ивангород художник возвращался на Родину после эмиграции и останавливался в особняке Пантелеева. История сохранила сведения о том, что во время встречи со своим старым другом Александром Куприным, тоже вернувшимся из эмиграции в Ленинград, Билибин с балкона особняка любовались завораживающим видом двух крепостей, разделенных Наровой.

Александра Щекатихина–Потоцкая, талантливый художник и верный спутник Билибина

Работы Билибина относятся к разным периодам творчества, что делает коллекцию местного музея не имеющей аналогов в мире. Помимо картин художника представлены мемориальные вещи семьи Билибиных-Потоцких, а также коллекция произведений художников «Мир искусства».

Сама же судьба Билибина сложилась достаточно сложно, интересно и трагично.

По своему образованию Билибин был юристом, но, как сказал сам художник, «День окончания юридического факульте­та Петербургского университета стал последним днем моей юридической карьеры».

И это неудивительно. Сызмальства он чувствовал влечение к живописи, очарование народным творчест­вом и погружение в магию русских сказок. Поэтому он с детства учился владеть карандашом, затем кис­тью, сначала дома, потом школе «Общества поощрения художников», в мастерской Репина и, наконец, в Тенишевском училище имперской столицы.

Фрагмент одного из залов Музея

Документы и фотографии, посвященные семье художника

Жизненный путь художника оказался богат на события, что и предопределило разноплановый характер его творчества. В начале века он колесил по Рос­сии, бережно и тщательно изучал народный фольклор, русский быт, древнерусскую одежду и изделия, старую архитектуру. Неудивительно, что этот период творчества художника посвящен ис­тории России, ее традициям и обря­дам. В 1899 году Иван Яковлевич вступил в объединение «Мир искусства» и стал одним из его ведущих деятелей. В 1917 го­ду он становится председателем объединения, куда входили люди, кото­рые пропагандировали русское ис­кусство. С большим увлечением Билибин оформлял многие оперы М.П. Мусоргского, А.П. Бородина, Н.А. Римского — Корсакова в России и за рубежом, эскизы декораций, костюмов к операм «Сказка о царе Салтане», «Сказка о Золотом петушке», «Борис Годунов» …

Уже в молодости первые графические работы в области книжной графики принесли ему успех. Обладая большими техническими знаниями, художник увлекается графикой и книжными украшениями. В 1907 г. выставляет в Париже и Лондоне целый ряд иллюстраций к русским народным сказкам и былинам, затем выставки в Праге, Вене, Венеции, в 1910 г. — на международной выставке.

Не приняв революцию, Билибин с белогвардейскими войсками покинул берега Тавриды, казалось бы, навечно попрощавшись с Россией. Пароход «Саратов», на котором находился художник, из-за вспыхнувшей на нем эпидемии не приняли ни в Константинополе, ни в кипрской Фамагусте. Так Билибин оказался в Каире.

В собрании Музея представлены и личные вещи Билибина

Краски Мастера

Наступил новый этап в жизни, когда известный мастер вынужден был вновь завоевывать себе славу. И она пришла после блистательных гастролей в Египте трупы великой балерины Анны Павловой, к спектаклям которой Билибин делал декорации.

После пятилетних скитаний по Египту, Сирии, Ливану он обосно­вывался на юге Франции в блестящей компании дорогих ему людей — Куп­рина, Са­ши Черного, Анны Павловой. Более того, именно здесь художник связал свою судьбу с известной художницей Александрой Васильевной Щекатихиной-Потоцкой. Казалось бы, стандартный жизненный путь русского эмигранта…

В это период Билибин много работал в театрах не только Франции, но и Чехословакии, Аргентины, участвовал в оформлении советского павильона на Всемирной парижской выставке. Но слишком велика была его тоска по Родине. И после этого очередного успеха Иван Яковлевич принял твердое решение вернуться на родину.

Отказавшись от французского гражданства, в 1936 году Билибин вместе с се­мьей принял решение — вернуться в родной Петербург, ставший уже к тому моменту Ленинградом, где преподавал в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры, иллюстрировал книги. Его супруга Александра Щекатихина-Потоцкая работала на Ломоносовском фарфоровом заводе.

Будучи коренным петербуржцем, оставшиеся годы жизни художник прожил в родном городе, где встретил войну. Когда кольцо вражеской бло­кады сомкнулось, Иван Яковлевич и не думал эвакуироваться, он гово­рил, что из осажденной крепости не бегут, ее защищают. Умер Билибин от голода в 1942 году и был похоронен в об­щей могиле профессоров Академии художеств на Смоленском кладби­ще. До последних дней он наотрез отказался покидать блокированный Ленинград, хотя было принято правительственное постановление об эвакуации академика. Известна его фраза: «Из осажденных крепостей не бегут, их защищают»…

Среди отдельных экспонатов Ивангородского музея стоит отметить эскиз костюма Половчанина к опере Александра Бородина «Князь Игорь», портрет Чириковой, эскиз декорации к опере Римского-Корсакова «Золотой петушок». Глядя на строго вычерченные линии декорации невозможно представить, что художник рисовал их от руки, не пользуясь линейкой! Невозможно пройти мимо Портрета египетского мальчика, в котором с помощью одного лишь карандаша Билибин умудрился передать все богатство юношеских черт подростка из далекой страны. Весьма необычно выглядит и Портрет самого художника в персидском костюме, написанный его супругой. Украшением музея является и коллекция гоголевских персонажей в фарфоре, выпущенная ЛФЗ в 50-е г.г. 20 в., знаменитая «кобальтовая сетка» – фирменный знак Ленинградского фарфорового завода; роскошное блюдо «Слава Октябрю».

Эскиз декорации к опере Римского-Корсакова «Золотой петушок»

Портрет египетского мальчика. Удивительно, насколько выразительно переданы юношеские черты лица с помощью карандаша

Именно так художница-жена видит художника-мужа

Билибин оставил после себя богатое творческое наследие: его работами гордятся Русский музей и Третьяковская галерея. Но самая обширная коллекция работ художника хранится именно в Ивангородском музее, который непременно стоит посетить ценителям живописи. Так, творчество русского художника помогло открыть «второе дыхание» старинному особняку на ивангородской Горке. Дому с удивительной судьбой, которому покровительствует особый ангел­-хранитель …

P.S. При написании статьи использованы фотоматериалы сайта http://tellis.ucoz.ru/

Один комментарий
  1. Прошу откликнуться. Я правнук брата Филиппа Яковлевича Пантелеева — Никиты Яковлевича, который крестьянствовал
    в деревне Кологриво (Мышкино, теперь Сланцевского р-на близ Старополья). Он умер примерно в те же годы, что и его знаменитый брат. Может ли кто-нибудь добавить к этому?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *