Путевой Дворец Петра Первого: маленькое деревянное чудо на литориновом уступе

Немногие события в истории повлекли за собой столь далеко идущие последствия как посещение Европы Петром Первым. Об этом написано множество книг, статей, диссертаций. До сих пор идут споры о личности Петра и правильности его европейского выбора для России. Но совершенно очевидно, что русский самодержец вернулся оттуда одухотворенным и заряженным на достижение целей разного калибра. Одной из них стало стремление создать на невских берегах свой «Версаль». С этой целью в ходе исследования подходящего места первоначально была выбрана Стрельна и начато строительство ансамбля Константиновского дворца. А чтобы государю было где останавливаться на пути в строящийся Кронштадт, в западной части будущего Константиновского парка на вершине литоринового уступа был построен небольшой деревянный дом. Волею судеб стрельнинский Путевой Дворец смог сохраниться до наших дней, став одной из старейших построек петровского времени: по своему возрасту он уступает лишь легендарному домику Петра на Петровской набережной Петербурга .

Строительство дворца, начатое в 1710 г., длилось около 6 лет, а уже в 1720 г. было перестроено по велению царя: к жилым комнатам была пристроена мыльня со светлицей, сверху – мезонин, покрашены стены и кровля, отделаны внутренние помещения.

Рядом с дворцом был разбит Фруктовый сад, в кроне старого дерева была расположена беседка, сидя в которой царь мог любоваться морскими пейзажами. Была здесь и своя церковь – Спасо-Преображенская, сооруженная из дерева, среди реликвий которой — шведские серебряные литавры, взятые под Полтавой. Таким образом, был создан аскетичный царский уголок, в котором государь мог остановиться, путешествуя из столицы вдоль южного берега Финского залива.

Впоследствии, однако, выяснилось, что водное обрамление из Кикенки и Стрелки не позволяет достичь должной мощности для организации водно-фонтанной феерии. Зато совсем рядом, на месте будущего Петергофа, вода в большом количестве самотеком спускалась с Ропшинских высот прямиком к Финскому заливу. Это обстоятельство сыграло решающую роль в определении судьбы как Петергофа, так и Стрельны. Петергофу достался статус императорской резиденции, а Стрельне «пришлось довольствоваться» местонахождением великокняжеского имения.

Изменение местонахождения «русской Версалии» отразилось и на Путевом дворце. Несколько раз в нем останавливалась Елизавета Петровна по дороге в «обласканный вниманием» Петергоф. По этой причине дворец не раз ремонтировался. В частности, под руководством Ф.Б. Растрелли в 1750 г. дворец был разобран и воссоздан заново: были удалены несимметричные пристройки, заново проведена внутренняя отделка, с северной стороны появился портик, поддерживающий балкон. К этому же периоду относится появление фонтанов внизу у подножия литоринового уступа. Вода к ним поступала по деревянным трубам из находящегося выше пруда. Но так как дерево во влажной среде имеет обыкновение быстро гнить, механизм быстро вышел из строя, что привело к значительному конфузу. Пожелавший запустить фонтаны Петр Третий, в полной мере лично «познал» водный напор разрушенной гидросистемы. Это положило конец их работе на долгие годы…

Во время правления Екатерины Второй Путевой Дворец перешел под управление военного ведомства, которое разместило в нем госпиталь. С этого момента уход за дворцом в значительной мере ослабевает. Заброшенность приводит к тому, что в 30-е г.г. 19 в. дворец, по сути, собирается заново, сохраняя при этом свой архитектурный облик, но утрачивая природные особенности своего окружения. В конечном счете, Путевой дворец перестает быть центром ансамбля и сливается с окружающей средой, занимая промежуточное положение между ансамблем Константиновского дворца и Новострельнинской слободой.

Такая ситуация сохранялась вплоть до Великой Отечественной войны, в ходе которой здание хотя и пострадало, но его стены каким то чудом остались. В 1951-52 г.г. на основании архивных материалов была проведена реставрация дворца, по завершении которой в нем разместился детский сад.

Осознав, что Путевой дворец является уникальным архитектурным сооружением (все-таки дошедших до нашего времени построек, датированных началом 18 в., сохранилось не так много), деревянный дворец был передан ГМЗ Петергоф, после чего началась новая реставрация. В ходе восстановительных работ помимо интерьеров дворца были воссозданы великолепные партеры с западной и восточной стороны, представляющие собой цветники в регулярном французском стиле, а также многострадальные фонтаны.

Внутреннее убранство дворца весьма аскетично и полностью соответствует неприхотливому петровскому стилю. Из наиболее ценных экспонатов, размещенных сегодня, можно увидеть огромный походный сундук Александра Третьего, майсеновский фарфоровый чайный сервиз на 6 персон, повседневный костюм Петра Первого, его же прижизненный портрет кисти неизвестного художника. Настоящим украшением дворца являются печи, призванные согревать деревянный дворец. С северной стороны дворца находится балкон, откуда открывается вид на нижний сад с фонтанами, Новострельнинскую слободу и Финский залив.

Трагичнее сложилась судьба Спасо-Преображенской церкви. Во времена Екатерины Второй церковь была перестроена, впоследствии рядом с ней появилось кладбище, где хоронили лиц, близких к великому князю Константину Павловичу – хозяину Константиновского дворца. В предвоенные годы на волне борьбы с религией в ней разместилась столовая, а само здание лишилось купола и колокольни. Во время боевых действий церковь сгорела и более не восстанавливалась. На сегодняшний день на месте нахождения церкви находится памятный крест, а сам место нахождения фундамента превратилось в памятник под открытым небом, куда доступ посетителям запрещен.

Минуло три сотни лет, но скромный приют Петра обрел новое дыхание. Сегодня весь ансамбль Путевого дворца представляет собой маленький нарядный уголок, который стоит посетить, проезжая вдоль южного берега Финского залива. Даже тем, кто избалован сияющим блеском петербургских императорских предместий.

Фруктовое обрамление петровского Дворца

Хозяйственный комплекс вокруг Путевого Дворца Петра Первого в Стрельне начал формироваться одновременно с его строительством и на протяжении всего 18 в. находился в центре внимания императорского двора. Первые упоминания о саде, огороде, оранжереях, располагавшихся северо-восточнее дворца, датированы концом первого десятилетия 18 в.. Во времена Анны Иоанновны появился второй садовый комплекс южнее дворца на берегу Карпиева пруда, получивший название Фруктового сада. Наряду с плодовыми деревьями здесь произрастали кусты крыжовника и барбариса, были разбиты огородные грядки. Хорошим урожаям способствовало удачное расположение: склон холма защищал растения от холодных северных ветров. Здесь же были построены оранжереи, теплицы и парники.

Сегодня посетители Путевого Дворца могут прогуляться по парку и с высоты уступа полюбоваться воссозданным садом. Как и прежде, здесь растут вишни, сливы, яблони, плодовые и декоративные кустарники. На грядках помимо традиционных для наших широт овощей можно встретить и те, что в прежние времена подавались исключительно к царскому столу – картофель, артишоки, топинамбур, салат-латук. А те, кого не удивишь подобным ассортиментом, могут полюбоваться огородом на голландский манер: несколько десятков произрастающих лекарственных и пряных растений мирно уживаются друг с другом.

Фирменным знаком Фруктового сада была собственная пасека, в которой пчелы жили на протяжении более чем столетия. Сейчас в память об этом в саду расположены липовые борти.

Фруктовый сад стал великолепным оформлением западной части Константиновского парка и достойным обрамлением Путевого Дворца Петра Первого.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *