Чертова гора: на страже русской деревни

Путешествуя вдоль южного берега Россони, трудно не остановиться хотя бы на минуту и полюбоваться окружающим пейзажем: справа причудливо виляет река, а слева лес сменяется небольшими открытыми равнинными участками.

Но совершенно неожиданно при подъезде к старинной русской деревне Венкуль слева внезапно вздымается высокий песчаный холм, поросший высокими стройными соснами. Эта метаморфоза не может не удивить путешественника, впервые попадающего в эти края. Перед нами – легендарная Чертова гора, сакральное место для многих поколений местных жителей, прочно занявшее свое место в принаровском фольклоре.

Своим происхождением Чертова гора, видимо, обязана сложной гидросистеме, состоящей из Наровы и Луги, а также перемычки между ними в виде реки Россонь. В результате смещения устья Россони был размыт участок пересыпи на правом берегу Наровы. В результате между Наровой, Россонью и старым руслом Россони обособился треугольный остаток Мерикюльской пересыпи, получивший известность как Чертова гора.

Если своим происхождением гора обязана причудливому взаимодействию водных артерий, то своим топонимом – местным жителям. До наших дней дошло следующее предание:

…Давным-давно, когда было еще крепостное право, жил на этой горе барин-богач. Далеко простирались его владения. Но его главным поместьем была нынешняя деревня Венкуль, которая тогда носила другое название. Барский дом стоял в глухом лесу, и никто из крепостных не имел туда доступа.

Богач был человек мрачный, замкнутый, не имевший ни друзей, ни близких знакомых. Жил он одиноко и управлял всем при помощи верных ему приказчиков. По малейшему их слову суровый властелин приказывал сечь несчастных крестьян до полусмерти и подвергал их другим жестоким расправам. Иногда бывало, что грозный барин собственноручно порол как виновных, так и невиновных.

Сам барин редко появлялся на работах, а если и приходил, то все сразу же разбегались, и никакие угрозы не могли заставить насмерть перепуганную челядь вернуться, пока суровый барин стоял на лугу или ходил по дороге один и его вид пугал всех. Высокий, худой, с орлиным носом, красными пронзительными глазами, огромным ртом на желтом узком лице, всегда в большой широкополой шляпе, он во всех вызывал чувство неописуемого страха. Страшны были его волосатые руки с цепкими пальцами, на которых сидели длинные, подобные когтям ногти.

За ним водилось много странностей, но всего непонятнее и странней было то, что через день он ездил на кладбище. Ровно в полночь появлялась его черная карета, запряженная двумя рослыми конями, и бешено мчалась к кладбищу. Тогда все в ужасе крестились и говорили, что это, мол, барин поехал мертвецов пожирать. Действительно, было чего пугаться: глухая полночь, храпящие кони и в таинственной черной карете мрачный седок, как князь тьмы!

Что он там на кладбище делал, никто не знал, и не находилось смельчака, который рискнул бы его подстеречь. Ко вторым петухам он так же быстро мчался домой. И было строго-настрого кучеру приказано не оборачиваться.

Так прошло несколько лет. И все возил кучер своего барина в обычное ночное путешествие. Давно уже мучило кучера любопытство, так и тянуло оглянуться, но страх перед господином всегда брал верх. Но раз он не вытерпел: желание посмотреть назад пересилило страх. Не было сил удержаться, и он обернулся… Обернулся и обомлел. Волосы встали дыбом. Кровь оледенела в его жилах—в карете сидел черт.

—Как ты посмел?! — закричал нечистый и бесследно скрылся вместе с каретой и лошадьми…

Лишь куча золы осталась на том месте. Кучер от страха лишился чувств и был найден на другое утро в глубоком обмороке. Через неделю он оправился и рассказал все о страшном барине, в образе которого жил на горе в лесу сам черт. С тех пор гора и называется «Чертова».

Прошли сотни лет. Менялись поколения людей, чертились государственные границы, но одно оставалось неизменным: Чертова гора по-прежнему оставалась доминантой округи. Неслучайно Венкуль часто называют русской деревней у Чертовой горы.

Это место среди прочего порадует разнообразием флоры и фауны: здесь произрастают реликтовые мхи, папоротники, ландыши, высокие стройные сосны. Свое благосклонное отношение выражают и редкие птицы, бабочки, стрекозы. Ну и куда же без коренных жителей лесов: лосей, кабанов и медведей!

Сегодня это охраняемая зона не только в природном плане: чтобы проехать к Венкулю и забраться на песчаный холм требуется специальный пропуск погранзону. Но те, кто обзаведется им, не пожалеют: наградой станет возможность, забравшись на гору, полюбоваться великолепным видом: внизу у подножия лентой стелется дорога, чуть дальше за деревьями извивается Россонь, а вдали лесополоса скрывает затаившееся от сторонних глаз Тихое озеро. Кусочек нетронутой природы и сакральное место для коренных жителей, такое редкое по нынешним временам…

 

Share
Один комментарий
  1. Замечательный блог! С большим интересом читаю о знакомых местах,
    а об этом конкретном месте у меня есть стихотворение:

    * * *

    Верстах в двух-трёх от Нарвского залива,
    За старою деревней Венекюля,
    Играет Россонь где волною в переливе,
    Есть место, где в языческом разгуле

    Поют и стонут дюны… Там ижоры
    Богов своих когда-то почитали.
    Чтоб не было меж ними распри, ссоры,
    На соснах ленты разные вязали –

    Подарки. До сих пор суровый Укко*
    Ночной порой меж дюнами грохочет,
    Рыдает Юмал, что с людьми в разлуке,
    А Хийси с Пиру, Перкелем хохочут…

    Зовут те дюны – Чёртовой горою.
    Там до сих пор безлюдные места.
    Обходит путник горы стороною
    И ограждает с помощью креста

    Себя и близких. Крестную молитву
    К Спасителю порою совершит,
    Припомнив с бесами Христову битву…
    А Метса Таат листвой в ответ шуршит…

    2016

    * В стихотворении упоминаются древние боги и мифические персонажи прибалтийско-финского пантеона, известные (иногда даже под одинаковыми или очень схожими именами) всем местным народам.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *