Усадьба Воронцовых: тернистый путь от графского дворца до церкви

За последнее столетие анфилада дворянских усадеб Петергофской дороги лишилась многих своих представителей. Особенно неузнаваемо она изменилась в городской черте Санкт-Петербурга, где планировка бывших имений была полностью перекроена в ходе типовой застройки во второй половине 20 в., и даже у знаменитого литоринового уступа можно встретить современные многоэтажные дома. Тем ценнее те немногие свидетельства минувших лет, которые каким-то чудом дошли до наших дней…

Один из таких объектов можно увидеть если прогуливаясь вдоль Проспекта Стачек, пересечь Дачный проспект. Практически сразу посреди типовой панельной застройки лихих 90-х г.г. взору путешественника внезапно открывается необычное здание, в котором располагается небольшая, живописная церковь. Этот храм, освященный во имя Веры, Надежды, Любови и матери их Софии, был перестроен на базе бывшего загородного дома графа Воронцова — одного из немногих сохранившихся усадебных зданий вдоль Петергофской дороги в черте Петербурга. Чтобы узнать его судьбу, совершим небольшой экскурс в прошлое…

Напомним, что по личному указанию Петра вдоль «Петергофской першпективы» были нарезаны участки земли для строительства «приморских домов», розданные придворным. Узкие длинные вдоль южного берега Финского залива и были призваны сформировать приморский парадный въезд в новую российскую столицу. Однако застройка их шла крайне медленно, что было связано с нехваткой камня и необходимостью отвоевывать пространство у ставших легендарными невских болот.

Первым владельцем будущего «воронцовского» участка стал сподвижник царя, представитель русского дворянского рода стольник Федор Петрович Вердеревский, устроивший здесь небольшой двор с прудом. В качестве владельца его вскоре сменил другой стольник, князь И.Ф. Ромодановский, сын Федора Ромодановского, одного из самых могущественных лиц петровских времен. Впоследствии усадьбу унаследовала дочь владельца, Екатерина Ивановна, вышедшая замуж за М.Г.Головкина, в приморские владения которого усадьба и была позднее включена. К этому моменту она представляла собой деревянный дом с мезонином и двумя флигелями, по сторонам которых находились два регулярно спланированных сада. От дома вниз спускалась лестница, ведшая к цветникам у самой дороги. За дорогой находился прямоугольный пруд, от которого прямая дорога вела прямо к побережью залива.

Новый импульс к застройке приморских участков произошел во времена правления Елизаветы Петровны, стремившейся проводить в жизнь многие начинания своего отца. К этому моменту участок площадью 200 саженей (в два раза больше стандартного) находился во владении представителя рода Салтыковых, генерал-полицмейстера Петербурга Василия Федоровича Салтыкова, а его соседями с обеих сторон были представители рода Апраксиных – Федора Андреевича и Степана Федоровича, носителей генеральских чинов.

После смерти Василия Фёдоровича Салтыкова в 1755 году его дача на Петергофской дороге была разделена между его сыновьями. Одному из братьев, поручику лейб-гвардии Семёновского полка Александру Васильевичу Салтыкову, досталась та её часть, что размещалась между участками его брата, камергера Петра Васильевича Салтыкова, и генерала-фельдмаршала Степана Фёдоровича Апраксина. В 1756 году Александр Васильевич Салтыков продаёт свой участок графу Роману Илларионовичу Воронцову. В купчей так описана эта дача: «Мерою земли длинику от дороги в гору тысяча от дороги к морю девятьсот сажень поперечнику сто сажень… с имеющимися на той даче дворовым и хоромным всяким строением с лесы и сенными покосы из прудами и со всеми угодьи и принадлежностями…». Так участок переходит к своему владельцу, графу Воронцову, весьма заметному представителю своей эпохи, с чьим именем и связан сохранившийся до наших дней в измененном виде усадебный дом. Именно при нем вместо деревянного дома был построен каменный дом с оранжереями и хозяйственными постройками. Рядом был разбит регулярный сад, вплотную к постройкам примыкал луг, а у дороги был построен известный в округе кабачок Ульянка. Помимо этого Воронцов был счастливым обладателем еще двух приморских дач на Петергофской дороге — у Нарвских ворот и под Ораниенбаумом.

Роман Воронцов

Граф Роман Илларионович Воронцов. Его жизненные перипетии могли бы стать отличным сюжетом для захватывающего исторического повествования

Дата постройки точно неизвестна, однако судя по немилости, в которую впал граф после восшествия на престол Екатерины Второй (за слишком тесные связи со свергнутым Петром Третьим), временной диапазон строительства располагается между 1756 и 1762 г.г. (предположительно, архитектором являлся Ж.-Б. Валлен-Деламот). Сегодня мы имеем представление о том, как выглядело имение Воронцова благодаря трудам И. Георги, который выделил среди «наипреимущественнейших дач, мыз приморских, Санкт-Петербургским знатным особам принадлежащих…. загородный дом графа Воронцова на 8 версте есть каменный, в одном так же как и в саду есть разные увеселения… позади дворца есть большой плодоносный и увеселительный сад с теплицами, оранжереями, каналами, увеселительными домиками, беседками и пр. Насупротив по другой стороне дороги есть большой Английский сад с каналами, беседками и пр. ». Описание позволяет предположить, что имение было организовано весьма стандартно для усадебных владений Петергофской дороги.

После смерти графа имение оставалось в руках представителей рода Воронцовых, а именно – его сыновей, Александра Романовича (государственного канцлера в царствование Александра I) и Семена Романовича Воронцовых (российского посла в Великобритании).

А.Р.Воронцов

Александр Романович Воронцов — канцлер Российской империи

С.Р.Воронцов

Семен Романович Воронцов — русский дипломат, посол в Великобритании, проживший в ней полвека

Со смертью Александра в 1805 г. единоличным владельцем дачи стал Семен, а от него имение унаследовал сын Михаил (кавказский наместник и командир кавказского военного корпуса). При нем был окончательно сформирован ансамбль усадебного комплекса: каменный дом был окружен флигелями в форме каре, пруд приобрел законченные пейзажные очертания, сад – симметричную планировку.

Vorontsov_M.S.

Михаил Семенович Воронцов — герой войны 1812 года, образованнейший человек своего времени, государственный и военный деятель

Кончина князя Михаила Воронцова положила конец эпохи Воронцовых-владельцев имения на Петергофской дороге. Имеющиеся данные позволяют предположить, что участок был раздроблен и частями сдавался или был распродан. М.И. Пыляев в своей книге «Забытое прошлое окрестностей Петербурга» писал: «Рядом с описанной местностью в Екатерининское время стоял каменный барский дом графа Воронцова с большим Английским садом и другими затеями». В 1840-х была продана англичанину Джону Андерсону, который за 40 лет значительно её благоустроил. Затем была куплена купцом П. Л. Шуваловым, а его сыном продана землевладельцу С. С. Богомолову. Под названием «Богомоловская дача» здание было известно до 1960-х гг.

Революция открыла печальную страницу в судьбе воронцовского имения. В нем располагались различные учреждения, не слишком заботившиеся о сохранении архитектурно-исторического наследия. Здание постепенно ветшало и утрачивало свою самобытность, а территория бывшего имения попала под типовую жилищную застройку…

В 1963 году в здании расположился продовольственный магазин, позднее УНР-24 18-го треста Главленинградстроя. После начала застройки района Ульянки типовыми многоэтажками здание было приговорено к сносу. И вряд ли сия участь его миновала бы, если бы не хлопоты неравнодушных людей: благодаря историку С. Б. Горбатенко, установившему, что здание является памятником усадебной архитектуры 18., его удалось сохранить. Но впереди был еще один интересный поворот. В 1991 г. здание было самовольно захвачено церковной общиной, а в 1996 г. храм был объявлен подворьем Покрово-Тервенического женского монастыря, находящегося в Лодейнопольском районе Ленинградской обл. В том же году возле храма было установлено бронзовое скульптурное изображение Веры, Надежды Любови и матери их Софии. В 1999 г. были надстроены колокольня и главка. В таком необычном виде усадебный дом и предстает перед нами сейчас …

Что же касается территории бывшего имения, то, блуждая меж застроенных кварталов, трудно представить себе его бывшее величие. О нем напоминает разве что слегка запущенный пруд.

Мало кто из современных жителей квартала знает, что живут они в бывших графских угодьях, слывших некогда одними из лучших на «Петергофской першпективе». Эта ситуация была частично исправлена в 2013 г., когда с подачи Топонимической комиссии Санкт-Петербурга сквер между Кронштадтской площадью, Дачным проспектом, пр. Ветеранов и ул. Лёни Голикова, представляющему собой остатки парка усадьбы Воронцова, было присвоено название Воронцовский сквер. Как говорится, лучше поздно, чем никогда…

 

По материалам:

Старицына Г.К. «Дача Воронцовых на Петергофской дороге»

Горбатенко С.Б. «Петергофская дорога»

И. Георги. «Описание столичного города Санкт-Петербурга, достопамятностей в окрестностях оного. Сочинения»

М.И. Пыляев «Забытое прошлое окрестностей Петербурга»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *