Православный форпост на Нарове

Каждый раз, когда посещаешь Ивангород, первая же ассоциация, возникающая с этим городом — форпост. И это не случайно. Крепость и город изначально были призваны закрепить за Россией достижение Нарвского рубежа с последующим выходом к Балтийскому морю. Но помимо военного значения Ивангород –  еще и русский форпост ценностей, и, конечно, православной Веры. Это прекрасно осознаешь, когда смотришь на удивительную постройку — Церковь во имя Святой Троицы (Троицы Живоначальной).

Располагается она в живописном месте, у самого Нарвского водохранилища, откуда река Нарва совершает свой заключительный бросок к водам залива. Как и многие религиозные учреждения в нашей стране, Свято-Троицкая церковь повидала разные времена и не без труда сохранилась до наших дней.

Вид на реку Нарву (Нарову) у Церкви Святой Троицы

Своим появлением она обязана барону Александру Людвиговичу Штиглицу — выдающемуся российскому государственному деятелю, финансисту, промышленнику и крупнейшему филантропу 19 века. Именно он в 1845 г. приобретает с торгов суконную фабрику, некогда построенную купцом Леммом на берегу Нарвы. После этого, как по мановению волшебной палочки, расцветает вся территория в округе.

Александр Людвигович Штиглиц. Личность, каких теперь поискать…

Рядом с фабрикой Штиглиц строит свой усадебный дом и организует парк, куда впоследствии и будет вписана церковь во имя Святой Троицы. Ее возведение связано с трагедией в семье владельца; тяжело заболевает и умирает супруга барона — Каролина Карловна Штиглиц (урождённая Миллер). Получив благословение от митрополита Исидора, на средства Штиглица началось строительство по проекту архитектор А.И. Кракау. В течение двух лет здесь работали итальянские и русские мастера. 17 августа 1875 года церковь Святой Троицы была освящена в честь Святой Троицы и приняла первых прихожан, число коих впоследствии превысило тысячу. В основном это были рабочие льноджутовой и парусиновой фабрик, принадлежащих Штиглицу.

Так выглядела Церковь Святой Троицы в начале 20 в.

Свято-Троицкая церковь, построенная в русско-византийском стиле с 5-тью изящными луковичными главами, с шатровой колокольней на высоком подклете, украшенная множеством кокошников, балясин и лепным декором, своим изяществом, красотой, праздничным декором производила незабываемое впечатление.


По описаниям современников интерьер храма поражал изысканностью и богатством оформления. Два ряда окон (нижний ряд с цветными стеклами) достаточно освещали низкий из американского дуба и ореха иконостас с иконами в серебряных и позолоченных окладах, резные аналои и киоты, мраморный с рисунком пол. Четыре ажурные колонны с лепными капителями и шестью бронзовыми люстрами были сооружены по образцу портиков константинопольской Святой Софии. Продолжением иконостаса являлась величественное надалтарное панно с монументальной росписью «Господь Вседержитель и перед ним 24 старца» (сюжет из Апокалипсиса) художника профессора П.Ф. Плешакова и изображавшее поклонение старцев Господу Богу, сидящему на Престоле. Высота картины составляла около 15 метров.По стене во всю нишу славянской вязью начертаны слова пророка Исайи: «Той язвен быть за грехи наши… Язвою Его мы исцелимся».

Фрагмент интерьера Церкви Святой Троицы

Перед этой картиной стояла сооруженная в том же году художественно выполненная в стиле иконостаса деревянная сень над Святой Плащаницей. На левой стороне храма стоял Крест (Голгофа), за которым свисала пелена из темно-синего бархата с серебряной бахромой и кистями; перед распятием горело семь старинных лампад синего стекла.

На левой стороне храма стоял Крест , за которым свисала пелена из темно-синего бархата с серебряной бахромой и кистями; перед распятием горело семь старинных лампад синего стекла.

Необыкновенно богата была ризница храма. Евхаристические сосуды, серебряные позолоченные кресты с эмалью и дарственными надписями поражали своей красотой и художественным исполнением. В ризнице было до 15 полных комплектов парчевых облачений, причем не только для священнослужителей, но соответствующего цвета и рисунка на Престол, Жертвенник, на все аналои и столики. Под стеклянным целым колпаком находился Сион – Дарохранительница из серебра, весивший около шестнадцати килограмм…

После смерти барона Штиглица церковь превратилась в семейную усыпальницу. Впоследствии в ней же был погребен прах приемной дочери Штиглицев – Надежды Михайловны Юдиной-Половцевой в надгробии из бело-розового мрамора, установленное согласно завещанию Н.Половцевой у ног А.Л. Штиглица, а также ее мужа – государственного секретаря Александра Александровича Половцева. Помимо надгробий в склепе под церковью находились выполненное из белого мрамора резное скульптурное изображение Христа на Кресте из черного мрамора. У восточной стены на мраморном постаменте было воздвигнуто изображение Христа в терновом венце (по картине Гвидо Рени «Се человек») из белого каррарского мрамора, итальянской работы. Кроме того, на щитах из черного бархата были закреплены пять серебряных художественно выполненных венков. Гроб самого барона украшал венок из золота, увезенный позже в Петербург…

В церкви покоится прах приемной дочери барона Штиглица — Надежды Михайловны Юдиной-Половцевой

Революционные события положили начало тревожному периоду в жизни церкви. В 20-е годы наследники супругов Половцовых сдали эту церковь в аренду приходу. Удивительно, но во время войны здание церкви практически не пострадало, хотя бои на Нарве шли жесточайшие. Старожилы вспоминают, что последние службы здесь были в 1945 году. А вот в послевоенное время храм едва не загубили. Храм Святой Троицы представлял печальное зрелище: три из пяти глав были снесены, крыша и стены во многих местах повреждены, портал входа в склеп разрушен, гробницы в склепе сдвинуты с места и осквернены.

Так выглядела Церковь в 30-е г.г.

В храме не сохранилось ни одного деревянного предмета: все, начиная от иконостаса до подоконников, было употреблено на отопление. Шесть малых паникадил увезено, а большое лежало разбитым на полу. Колокола были сброшены и увезены. Ризница, иконы, сосуды – все безвозвратно погибло. Даже пирамидальные ели, росшие с северной стороны храма и гармонично вписанные в общий ансамбль, были уничтожены.

А это уже послевоенное время. Контраст разительный…

Вдобавок ко всему во время сооружения Нарвской ГЭС (1951-1955 г.г.) церковь оказалась в зоне строительства и использовалась под склад стройматериалов. После окончания строительства на Церковь обрушилась новая напасть: уровень воды в Нарве после строительства ГЭС резко повысился. В результате вода подошла близко к зданию и начала затоплять помещение усыпальницы и подвалы. Неудивительно, что к концу столетия церковь подошла практически в руинированном состоянии…

К концу 20 в. Церковь находилась практически в руинах

Именно тогда, когда до пропасти оставался буквально один шаг, началось восстановление церкви. Постепенно были восстановлены кровля, оконные блоки первого и второго ярусов, осушен подвал, установлены на главки храма все пять крестов.

2015 год.

У входа напоминание о тех, кто помог возродить Божий храм

Какая же церковь без церковной лавки

А в июне 2006 года по инициативе Центра Национальной Славы России прошли торжественные мероприятия, посвященные памяти барона Александра Людвиговича Штиглица. В ходе этих мероприятий было совершено освящение колоколов для звонницы Церкви Святой Троицы, отлитых в Ярославской области на Тутаевском колокольном заводе. Еще через год завершились реставрационные работы внутри храма. Но самое главное: появились прихожане, объединенные в православную общину, начали проводиться и регулярные службы. А, значит, у России, на западных рубежах после многих лет безвременья вновь появился возрожденный символ православной культуры, чей изящный силуэт гордо возвышается над голубыми водами Наровы…

2015 год. Новая жизнь Церкви Святой Троицы…

IMG_8635 З

Share

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *